Отношения, психология, жизненные ситуации

Муж разлюбил православие

Размышления о том, почему люди разводятся

По оценке специалистов, сегодня распадается каждый второй брак. А десять лет назад распадался каждый третий. Рост огромный — в полтора раза! А ведь это разбитые надежды на счастье, многолетняя депрессия и потеря смысла жизни и, наверное, самое главное — несчастные дети, страдающие безвинно. Конечно, выделяя из этой статистики право-славные семьи, мы можем наблюдать более радужную картину, но… И среди тех, над кем держали венцы, развод тоже совсем не редкость: этому подвержены примерно двадцать семей из ста.

Однажды, когда мы еще жили в Якутии, в храме я познакомилась с женщиной лет на двенадцать старше меня. Не скажу, что мы стали подругами, но какое-то время общались довольно тесно. Наталья была интересной собеседницей, ее взгляды на жизнь во многом совпадали с моими. Она прекрасно разбиралась в некоторых интересующих меня вещах, и мне было чему у нее поучиться. Наташин супруг тоже регулярно посещал богослужения, чаще всего они приходили вместе и всегда брали в храм своих двух дочерей, десяти и четырнадцати лет. Эта семья производила впечатление очень гармоничной, счастливой, в которой все члены относятся друг к другу с теплотой и заботой. Они мне нравились, я бы сказала, были для меня примером. Но однажды во время откровенного разговора за чашкой чая Наташа сказала мне такую вещь:

— Представляешь, мне тридцать пять лет, из них я пятнадцать в браке, замуж выходила по большой любви и вот уже как минимум пять лет не люблю своего мужа.

— Как это? — оторопело спросила я (слишком уж не похожа она была на нелюбящую женщину).

— А вот так! — ответила Наташа. — Мужа я своего разлюбила, но разводиться не хочу, не по-христиански это, и изменять ему не собираюсь, измену считаю делом недостойным и большим грехом.

— Как же ты живешь без любви?

— Да так и живу. Супруг мой ведь ни в чем не виноват, да и девочки наши тоже, я бы только ради их одних семью сохранила, а так причин много. Только иногда такая тоска на душе…

— Может, ты кого-то другого любишь?

— Вряд ли, и это уже не имеет никакого значения. Такие помыслы я сразу стараюсь от себя прогнать. Супруг ведь дается Господом один на всю жизнь, и я молюсь, чтобы любовь вернулась…

Прошли годы, наши с Натальей дороги разошлись, из Якутии мы уехали. И, к сожалению, со временем подобную ситуацию я стала наблюдать во многих семьях. Почти все подруги и знакомые в один голос говорят, что несчастливы в браке, что муж надоел, или стал тираном, или не стал тем, кем хотелось бы, не дает денег (мало зарабатывает), не помогает с детьми, слушает только свекровь (не любит тещу), интересуется только футболом и т.д., и т.п. В общем, любовь ушла, осталось одно разочарование… У Наташи, кстати, ситуация не так уж плоха, или, вернее, совсем не плоха: она, как человек истинно верующий, не уничтожила семью, не позволила злым помыслам разрушить себя, и я от души надеюсь, что у нее все будет хорошо (или уже есть). А ведь во многих подобных случаях логическим завершением считается развод, и разводятся часто, порой поддавшись сиюминутному порыву… И что особенно страшно, распадаются православные семьи, расходятся венчанные, не сумевшие сохранить свой Господом благословленный брак, а быть может, и не пытавшиеся его сохранить…

Конечно, многим известно замечательное изречение: “Браки совершаются на небесах”. Протоиерей Владимир Воробьев, ректор Православного Свято-Тихоновского Богословского института, говорит об этом так: “В нем (изречении) кратко и благодатно выражена вера в то, что задуманное Богом соединение двух людей в браке не может быть плодом страстей. Оно должно иметь и имеет свое сущностное, бытийное содержание, выходящее за рамки моральных, нравственных, социологических, юридических проблем. Брак не может быть понят и как естественное удовлетворение физиологических или душевных потребностей человека. Право-славное учение о браке утверждает, что настоящий православный брак есть таинство, то есть событие духовное, принадлежащее к духовной реальности, к духовному бытию”.

И прежде всего нужно вспомнить, что создание мужского и женского пола описывается в Книге Бытия как дело особенного Промысла Божия. Каждый день творения заканчивается словами о том, что Господь посмотрел и увидел, что все сотворенное “добро зело”. Когда же Господь со-творил первого человека Адама, то через некоторое время сказал: “Не хорошо быть человеку одному. Сотворим ему помощника по нему” (Быт 2:18). Удивительный контраст: до сих пор все было хорошо, а вот Адам не нашел полноты жизни один! И Господь, увидев это, сотворил ему в помощники жену. Это было необходимостью: без жены бытие человека не было полным, оно не было “добро зело”. Таким образом, замысел Божий не осуществился, пока не была сотворена жена. И только вместе мужской и женский пол достигают той гармонии и полноты, которые достойны замысла Божия о человеке.

И еще одна важная вещь. В Новом Завете апостол Павел свидетельст-вует: “Все вы сыны Божии по вере во Христа Иисуса; все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись. Нет уже иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо вы одно во Христе Иисусе” (Гал 3:26—28). Мужской и женский пол имеют одну природу, то есть онтологически существенной разницы между мужчиной и женщиной нет. Достоинство мужчины и женщины пред Богом одинаково, но они отличаются между собой как две части одного целого. Ни одна из этих частей не может быть полной без другой, пока не достигнуто единство или без какого-то особенного действия благодати Божией.

Из всего этого следует, что супруг дается Господом Богом и муж и жена составляют единое целое. А как же можно разлюбить часть себя? Ведь своего ребенка, который тоже наша частица, мы любим всю свою жизнь и, каким бы он ни был в детстве и кем бы он ни вырос, у нас и мысли не возникает расстаться с ним, изменить к нему отношение или отдать кому-нибудь другому. (Здесь я имею в виду нормальных родителей). Так почему же своего супруга, который, в отличие от ребенка, является нашей неделимой половиной, мы так бездумно предаем, спокойно допускаем возможность своей жизни без него, поддавшись сиюминутному порыву?

А кто сказал, что брак — это легко и, если от него не получаешь удовольствия, его нет смысла продолжать? Брак — это тяжкий труд, ежесекундная необходимость усмирять свое “я” ради другого человека. Тогда и чувства в таком браке будут совсем другие, если прежде попытаться не стать счастливым самому, а сделать счастливой свою половину… Ведь для того, чтобы добиться правильных, положительных результатов в воспитании детей, мы тоже прикладываем немало сил и при этом совершенно не чувствуем себя несчастными, а совсем наоборот. И ответственность такая только окрыляет.

Любовь никогда не престает

Есть еще важное место в Евангелии, которое четко формулирует отношение Христа к браку. Это Его слова о невозможности развода, кроме распада семьи по причине физической измены (Мф 19:9). Христос говорит, что от начала развод не был разрешен, потому что Бог сотворил мужа и жену, а то, что Бог сочетал, человек да не разлучает. Христос здесь говорит об абсолютном значении того соединения, которое совершает Бог своею благодатью. Муж и жена соединяются онтологически, их союз не должен разрушаться от человека, поэтому развод не может иметь Божьего благословения.

С православной, церковной точки зрения развод невозможен. В послании апостола Павла к Коринфянам (1 Кор 13:8) говорится: “Любовь никогда не престает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится”. Дар любви, который дается в таинстве брака Божиим благословением, — это дар вечный, и любовь не может быть упразднена, она не может прекратиться со смертью. Это, конечно, является гарантией того, что христианский брак совершается в вечности.

Кстати, по результатам одного из опросов вездесущих социологов, 45 % мужчин и 35 % женщин глубоко сожалеют о распаде брака. А 9,5 % опро-шенных мужчин и 8,5 % женщин с удовольствием восстановили бы семью, если бы это было возможно…

По количеству лет, прожитых супругами вместе, разводы распределяются так:

от 1 до 2 лет — 16 %;

от 3 до 4 лет — 18 %;

от 5 до 9 лет — 28 %;

от 10 до 19 лет — 22 %;

от 20 и более лет — 12,4 %.

Таким образом, за первые четыре года происходит около 40 % разводов, а за девять — около 2/3 их общего числа. Статистика показывает, что наиболее ответственный период в жизни семьи — время, когда супругам от 20 до 30 лет. Установлено также, что браки, заключенные до 30 лет, в среднем вдвое долговечнее браков, возникших, когда супругам было за 30. После 30 лет людям гораздо сложнее перестраивать себя в соответствии с потребностями проживания вдвоем и вхождения в семейные роли. Более молодые легче расстаются с привычками, травмирующими супруга.

Абсолютное большинство разводов приходится на возраст от 18 до 35 лет. Резкий подъем начинается в возрасте 25 лет. В 64 % случаев суд предлагает разводящимся подумать и дает на это несколько месяцев. Забирают заявление о разводе около 7 % супругов.

Эти данные в основном соответствуют невоцерковленным семьям. У них же и причины разводов несколько другие, нежели у верующих:

— поспешное, необдуманное вступление в брак или брак по расчету;

— сексуальная неудовлетворенность друг другом;

— несовместимость характеров и взглядов;

— психологическая и практическая неподготовленность к семейной жизни и, как следствие, накопление ошибок в семейных отношениях, разочарование в любимом человеке или себе;

Как показали исследования, на первом месте среди причин разводов стоит психологическая и практиче-ская неподготовленность супругов к семейной жизни (42 % разводов). Эта неподготовленность проявляется в грубости супругов, взаимных оскор-блениях и унижениях, невнимательном отношении друг к другу, нежелании помогать в домашних делах и воспитании детей, неумении уступать друг другу, в отсутствии общих духовных интересов, жадности и стяжательстве одного из супругов, неподготовленности к взаимодействию, в неумении сглаживать и устранять конфликты (в стремлении, наоборот, эти конфликты усиливать), в неумении вести домашнее хозяйство.

На втором месте стоит пьянство одного из супругов (на эту причину указали 31 % опрошенных женщин и 23 % мужчин). Причем пьянство одного из супругов может быть и причиной, разрушающей семейные отношения, и следствием ненормальных отношений между супругами.

На третьем месте — супружеская неверность (на это указали 15 % женщин и 12 % мужчин).

На отсутствие помощи супруга в домашних делах как причину конфликтов и разводов в исследовании указали всего 9 % женщин. Можно предположить, что большинство мужей помогают вести домашнее хозяйство (выяснилось, что 40 % мужчин делают по дому все, что потребует жена).

Остальные причины разводов играют незначительную роль: это бытовая неустроенность (3,1 %), различие взглядов на вопросы материального благополучия (1,6 %), материальные трудности (1,8 %), необоснованная ревность одного из супругов (1,5 %), половая неудовлетворенность (0,8%), отсутствие детей (0,2 %). Разве-денные мужчины жалуются на то, что в семье не было душевной близости (37 %), повседневной нежности (29%), упорядоченной половой жизни (14 %), заботы о нем (9 %) или они чувствовали себя закабаленным (“веревка на шее”) — 14 %.

Таким образом, отсутствие детей в невоцерковленных семьях является одной из самых незначительных причин для развода. У верующих ситуация с этой точки зрения абсолютно противоположная.

Та же самая неумолимая статистика показывает, что в православных семьях супруги относятся гораздо терпимее к различным недостаткам друг друга, но брак в большинстве случаев распадется или дает серьезную трещину, если в семье нет детей.

К сожалению, с таким примером я столкнулась лично. Супружеская пара, хорошие знакомые нашей семьи, расстались именно по этой причине. Причем инициатором распада была жена, которая страстно хотела реализовать свой материнский инстинкт. Развод был очень непростым, поскольку они сильно любили друг друга и были вместе не один год, причем противопоказаний к зачатию не было ни у него, ни у нее. Женщина твердила, что она “…спасется через чадородие” и что Господь соединяет людей в первую очередь для деторождения. И все наши уговоры и предположения, что детей может и не быть и в другом браке, ни к чему не привели. Этот союз не так давно прекратил свое существование, хотя бывший супруг считает, что надо было просто положиться на волю Божью и не в коем случае не разводиться.

Смысл христианского брака

Кстати, учение о браке в Новом Завете предполагает, что основной смысл христианского брака видится в любви, преодолении своей самости и вечном единстве супругов. Нигде в новозаветных текстах не говорится о деторождении как о цели или оправдании христианского брака. Деторождение — естественное его следствие. “В Царствии Божием не женятся и не выходят замуж, но пребывают как ангелы Божии” (Мф 22:23—32). Сама постановка вопроса, на который отвечал Господь, исходила из ветхозаветного понимания брака как состояния, предназначенного лишь для деторождения, — новозаветным учением она не приемлется.

По словам митрополита Сурожского Антония, “цель брака есть брак. Рождение детей — его составная часть, но в брак не вступают для того, чтобы иметь детей; в брак вступают для того, чтобы осуществить жизнь взаимной любви, то есть преодоление индивидуальной изолированности, расширение личности, которое один немецкий автор называет “жизнью единой личности в двух лицах””.

Чрезвычайно важным для понимания брака является вопрос о второбрачии. У апостола Павла есть слова, где он повелевает вдовам выходить замуж. Является ли это указание противоречащим тем словам Христа, где Господь говорит, что “от начала не бысть тако”? Бог сотворил мужа и жену, и “что Бог сочетал, человек да не разлучает”. В этом евангельском тексте утверждается абсолютная моногамия брака, невозможность развода, невозможность разлучения брака, и Церковь с древности всегда стояла на той точке зрения, что брак должен быть единственным. В древности второбрачие понималось как нарушение данного Богом закона об абсолютной верности мужу или жене, потому что таинство брака понималось как со-единение вечное. Если у католиков при юридическом понимании брака он теряет свою силу при смерти одного из членов семьи, то при право-славном взгляде это не может быть так, потому что брачные узы соединяют людей навечно и смерть не имеет силы разрушить этот союз. Если понимать брак иначе, тогда что такое таинство, которое продолжается и в Царствии Божием? Тогда весь взгляд на таинство брака должен быть совершенно иным — таким, как у католиков, или еще каким-то, но не таким, каким он был в Православии изначала. Если же мы смотрим на брак как на вечный союз, тогда требуется и вечная верность друг другу, которая не может быть отменена и смертью. Таким образом, второбрачие в древней Церкви считалось в идеале неприемлемым. И именно поэтому для духовенства Церкви второбрачие не дозволяется.

Но деятельность Церкви всегда обращена к действительности, и она не заблуждается на тот счет, что в реальной жизни идеал не всегда достижим. Церковь приходит к живым и грешным людям для того, чтобы грешных спасти и сделать их праведными. И нельзя не считаться с тем, что только немногие люди могут принять такую полноту учения Православной Церкви о браке. Подавляющее же большинство людей так жить не могут. Апостол Павел повелевает вдовам выходить замуж, потому что иначе происходят очень печальные последствия. Но гораздо хуже, если вдовы начнут впадать в блуд. По слову апостола, пусть уж лучше они снова выходят замуж, рожают и воспитывают детей и живут жизнью семейной.

В другом месте у апостола Павла есть совершенно противоположное указание. Он говорит, что можно выдавать девиц замуж, но лучше соблюдать “свою деву”, потому что те, кто выходит замуж, будут иметь скорби по плоти, а ему их жаль, поэтому он всем больше желает девственной жизни. Апостол даже говорит: “Желаю вам всем быть, как я,” — то есть оставаться в безбрачии.

Казалось бы, это противоречивые тексты, но на самом деле нет. Здесь говорится об идеале, который мы впоследствии стали называть монашеским, а там речь идет о предотвращении греха, о том, что в случае, когда мы сталкиваемся с невозможностью жить чистой жизнью, лучше пойти на уступки и допустить некоторый компромисс, лучше действовать с точки зрения церковной экономии, то есть выбрать меньшее зло.

В наше время второбрачие очень распространено, и речь здесь идет совсем не о вдовах. Гораздо чаще женятся прежде разведенные люди. Церковь и раньше признавала разрушение брака в случае, скажем, физиче-ской измены и создания другой семьи или психической болезни одного из супругов, когда была почему-либо невозможна супружеская жизнь и, таким образом, не было главного содержания брака, любви, не было единства. Если это единство почему-либо разрушилось, то Церковь признавала, что брака больше нет, и не разрешала развод, а принимала это разрушение брака. И теперь, конечно, когда браки регистрируются не Церковью, а гражданскими учреждениями, Церковь точно так же принимает, что брака нет, если совершен развод. Если бывшие муж и жена почему-либо разошлись, потому что разлюбили друг друга или изменили друг другу, одним словом, стали друг другу чужими, брака больше нет — и Церковь принимает это как факт. Она констатирует этот факт и в порядке церковного послабления, пастырской заботы о спасении людей идет на уступки человеческой немощи и позволяет иногда второй брак, отнюдь не считая его равноценным первому браку. Такой второй брак не должен быть повенчан так же, как первый. Существует чин для второбрачных, и должна быть наложена епитимья, запрещающая виновному в разводе приступать к евхаристической чаше в течение определенного времени.

Заглянуть повнимательнее в себя…

А что касается любви в браке… Может быть, когда кажется, что она иссякла, стоит подумать о том, что в действительности это только кажется? И не спешить принимать какие-либо решения, а все-таки положиться на волю Божью? И вспомнить о том, сколько в наше время тех, кому уже за тридцать, кто не может найти свою половину и постоянно просит Бога о даровании им такой милости? Ведь как бы ни клеймили современную российскую молодежь, как бы ни говорили, что вся она погрязла в блуде, алкоголизме и наркомании, жизнь показывает, что думающие и ищущие смысла жизни молодые люди были, есть и будут всегда. А если в душе живет Вера в Господа, то и Любовь там есть непременно. Надо лишь за-глянуть повнимательнее в себя…

www.ubrus.org

Если бы у меня был такой муж…

Сегодня мы все изнурены и не выдерживаем трудностей в отношениях друг с другом. При первой же возникшей проблеме готовы всё бросить. Раньше у людей было больше отваги, у них имелась сильная душа и терпение. Человек тогда замолкал и слезы свои обращал в молитву к Богу. Не знаю, читали ли вы «Свадьбу Караахмеда», рассказ Пападиамантиса [1] , где говорится об одной женщине, которой впору было сойти с ума, покончить с собой, убить мужа, поскольку он обошелся с ней просто ужасно: надумал жениться на другой, помоложе, потому что первая не могла родить ему детей. Но вместо того чтобы негодовать, она, когда он вернулся, сказала ему в день свадьбы:

– Я уйду жить к маме, только позволь мне сначала вырастить твоих детей, когда жена твоя родит, не выгоняй меня!

Где же она набралась такой силы? Сегодня исключено, чтобы человек мог сделать такой шаг. Вот чем отличается наша эпоха. У нас нет этой отваги, мы бываем изнурены, еще не успев жениться. Чувствуем себя разочарованными и бессильными еще до того, как свяжем себя с каким-нибудь человеком. Как же нам потом нести свое бремя и психологические проблемы, которые у нас уже есть, да еще и взвалить на свои плечи проблемы другого, наших детей, расходы, кризис? Чтобы таким образом сойти с ума?

Когда пройдет немного времени в браке, то начинаешь понимать, что что-то идет не так. Некоторых тогда охватывает безумие, и они говорят: «Во что же я тут впутался? Разведусь, уйду, иначе сойду с ума!»

Всё у нас проходит через ум: помыслы, мысли, и важно, чтобы мы могли где-нибудь высказать всё это. Обсудить и без конца не разыгрывать этот спектакль, который играем, когда через силу бросаем соседу доброжелательные слова:

– Как вы? Добрый день!

А он нас спрашивает:

– Ну как вы провели минувшую ночь?

Мы улыбаемся, а в душе рыдаем и терзаемся

А ночью соседи слышали из наших окон крики, ругательства, мордобой, грохот бьющейся посуды. Ну, этого ты, конечно, не говоришь, да и как об этом сказать? Ты говоришь: «Хорошо провели», – но душа-то твоя знает, что у тебя не всё хорошо, что ты просто скрепя сердце разыгрываешь спектакль, который в обществе играют все. Мы улыбаемся, а в душе рыдаем и терзаемся.

Мы и счастливы, и в то же время испытываем трудности в браке и во всем, что делаем вообще. Я читал об одной монахине, что после своего пострига она вдруг проснулась на следующее утро и сказала себе: «Я проснулась неверующей!» Вера исчезла в ее душе, и она пожалела о сделанном.

Знаю и одного священника, который вскоре после рукоположения сидел в гостиной, как вдруг его осенило, что он теперь всегда будет священником! И он спросил себя: «Куда же я влез, как изменилась моя жизнь!» Он отправился на Святую Гору Афонскую, и там его увидел старый монах, который, с помощью Божией, сказал ему:

– На том пути, которым ты пошел, возврата назад нет! Ты будешь смотреть только вперед!

Пусть ты и раскаялся, но выход не в том, чтобы возвращаться назад, а в том, чтобы подвизаться и перебороть это. Не прятать свою проблему, не говорить без конца: «Всё еще впереди!» Нет, ты поищешь причину того, почему твой брак не ладится, и не только брак, но и твои отношения с этим человеком, и жизнь, которую ты избрал, какой бы она ни была: в чем же тут причина? А что ты станешь делать? Бросить семью? Но у тебя же дети.

Ты говоришь: «Я больше не могу, я умру!». Это твой ум запутался, это паника, давление на нашу душу, когда мы чувствуем, словно что-то нас душит. А когда тебя что-то душит, не принимай решений. Задыхаясь, ты ничего хорошего не сделаешь. Всё будет делаться под влиянием этих обстоятельств.

Когда меня рукоположили, через несколько дней в нашем дворе меня увидела одна женщина и сказала:

– Потому что ты сделал это! Не женился! Счастливчик!

Она была замужем, и нее было три ребенка. Я сказал ей:

– Но почему ты так говоришь? Если отмотать время назад, чтобы ты могла заново сделать выбор в жизни, разве ты не сделала бы опять то же самое, что и тогда?

– Это исключено! Я бы сделала то, что сделал ты! Посвятила бы себя Богу, чтобы на душе у меня был мир!

– Если я сделал то, что сделал, для того, чтобы на душе у меня был мир, тогда мое побуждение было неправильным.

Не будет у тебя мира на душе. То, чему ты завидуешь, – не самое лучшее. Просто ты смотришь на это через витрину и говоришь: «Ах, если бы у меня было вот это! Если бы я был как другие!»

– Если бы у меня был вот этот муж, – говорила одна женщина, – то я, конечно же, была бы счастлива! Посмотри, как он хорошо говорит! Если бы у меня был такой муж…

Это не так, потому что он может говорить с тобой очень сладко, но что-то другое будет раздражать тебя в его поведении. Где-то в другом месте может возникнуть проблема, и не забывай, что то, что другой провоцирует в тебе, – это твое личное. Он тебя провоцирует, и ты гневаешься, нервничаешь, негодуешь, но всё это имеется в тебе. Другой служит раздражителем, вызовом, поводом, но не он виноват в том, что ты нервничаешь. Нервы – в тебе.

Выход в том, чтобы ты подвизался там, куда тебя Бог поставил

Естественно, муж тебя вывел из себя, но проблема в тебе, в твоей нервной системе. Сегодня муж, завтра это будет ребенок, потом – сосед с мусором, человек в очереди, вставший впереди тебя. Значит, выход в том, чтобы ты подвизался там, куда тебя Бог поставил, в том месте, какое ты сам выбрал и куда сам пошел. И это не случайно. То, что я сегодня священник, а вы женаты, не случайно. Бог попустил, и вы пришли к этому. С конкретной целью.

Я заметил, что значительная часть жалеющих о том, что вступили в брак, потом, когда развелись, не нашли счастья. У некоторых действительно следующие попытки бывают лучше. Но другие… И здесь я скажу слова, сказанные мне одним человеком: «Хоть я и ушел, но потом всё равно харкал кровью! Думал: вот начну новую жизнь, создам новую семью, когда разведусь и попытаю счастья с другой женщиной, и мне будет лучше. Но лучше не стало!»

Наверно, могло быть и лучше. Действительно. Потому что некоторые супруги действительно не подходят друг другу. Поэтому я и говорю многим матерям, которые давят на своих детей, вмешиваются, а о таких нюансах и думать не хотят. Смотрят только на дипломы, деньги и хотят женить их, рассуждая в таком духе: «Я пристрою тебя туда, куда я хочу и как я хочу!»

Мне приходилось видеть много супружеских пар, у которых еще до того, как заключить брак, имелись признаки того, что их брак не будет удачным. Однако его или ее мать – обычно это матери, но может быть и отец – говорят нам, священникам:

– Нет, отче! Вы вмешиваться во всё не будете!

Пока не доведут дело до желанной свадьбы, мы, священники, не должны вмешиваться. А когда говорим им правду, они отвечают:

– Отче, вы только молитесь! Остальное я знаю получше вас! Никаких проблем!

А через три года начинаются драмы. Однокурсники предчувствовали это, и многие им говорили:

– Да вы же не подходите друг другу! Куда ты лезешь?

Разве внезапно, на пятом году брака, возникли эти проблемы? Это же всё было видно. Характер у людей не меняется, и белое не может стать черным, а черное белым. Немного он, конечно, изменится, но сильных перемен ждать не приходится. Однако ты, невзирая на это, продолжаешь идти к свадьбе. Зачем ты это делаешь? Куда идешь? Тебя что, интересуют деньги? Мать говорит:

– Да этот парень работает в банке. Ты знаешь, что такое иметь стабильную работу?

Хорошо, я знаю, что это, но только знаю и то, что такое поднимать скандал, не спать по ночам, плакать и, вставляя ключ в замок, с колотящимся сердцем думать: «Чего мне еще ждать от него? Я не могу, я не хочу его видеть!»

Надо быть очень осторожными, прежде чем сделать выбор

«Посмотри, у него же есть работа!» – говорит тебе мать, и ты вступаешь в брак. Поэтому надо быть очень осторожными, прежде чем сделать выбор. И те из вас, у кого есть дети: уважайте их путь развития и характер. Не давите на них. А если видишь что-нибудь не так, то скажи свое слово, заставь ребенка задуматься, но только пусть он примет решение осознанно. С максимально возможной прозрачностью и ясностью ситуации.

У меня есть знакомый, у которого отношения с избранницей не ахти какие. Несмотря на это, он настаивает на их продолжении, и однажды я сказал ему:

– Я больше не буду вмешиваться в твою жизнь, но только если через три года что-нибудь случится, не говори мне, почему и как, и: «Отче, помогите!» Потому что всё это видно уже сейчас. Ты ей делаешь подарки, а она тебя оскорбляет, говоришь с ней любезно, а она вешает трубку со словами: «Оставь меня, не сейчас!»

– И после всего этого ты еще настаиваешь на своем?

То есть – какое еще чудо совершить для тебя Богу? Не чудо ли, что Он уже сейчас показывает тебе, что вы не подходите друг другу? Не чудо ли это? Зачем же ты настаиваешь на своем?

Сходство в браке – великое дело. Поэтому потом мы и говорим: «Я жалею, что женился! Я тогда не думал, что делаю!»

Кто-нибудь скажет сейчас:

– А мне, уже зашедшему далеко, что мне теперь делать?

Те, которые зашли далеко, пускай теперь спасают то, что еще можно спасти. Исправить то, что можно. Если чашка треснула, но не разбилась, ее еще можно склеить. Продолжай и дальше жить, найди повод для радости и счастья в человеке, который с тобой, постарайся полюбить его. Помоги себе таким образом.

Одна женщина говорила мне:

– Я не могу его полюбить! Он мне неприятен! Не могу!

– Поищи в нем что-нибудь хорошее, в его характере, поведении. Вы ведь вместе заводили детей, это ни о чем тебе не говорит? Помоги себе немножко.

Другой женщине, у которой тоже была проблема, я сказал:

– Ты что, ждешь от кого-то помощи?

– Но я не всё могу.

– Что вы имеете в виду?

Есть проблема, которая не решается молитвой, как сломанная нога не лечится молитвой

– Чтобы ты пошла к какому-нибудь специалисту. К психотерапевту. Почему? Если ты сломаешь ногу, разве я не пошлю тебя к ортопеду? Я вижу, что в твоей нервной системе и душе царит большое смятение, и есть проблема, которая не решается молитвой, как сломанная нога не лечится молитвой. И я не буду плохим священником, если, когда сломаешь ногу, скажу тебе, чтобы ты пошла к врачу. Также не буду плохим, если, видя душевную проблему, скажу тебе: иди к такому-то специалисту!

Из того малого опыта, полученного за долгие годы исповедей и бесед с людьми, я пришел к выводу (и вы это знаете: если мы искренни, то признаем это), что у многих из нас есть серьезные душевные проблемы. У нас есть душевные и психологические проблемы. Это, однако, не значит, что все мы непременно нуждаемся в таблетках (может, кто-то и нуждается), – но это значит, что почти все мы – неуравновешенные, негармоничные, неспокойные, нездоровые люди. Ты не можешь утром видеть всё в розовом цвете, чтобы к обеду все перед тобой были виноваты, в три часа пополудни раскаиваться в утренней встрече и не желать видеть близкого тебе человека, в восемь его же обнимать и в десять ругать. Это не нормальное поведение. Здесь явна проблема. Если ты не посмотришь проблеме прямо в глаза и будешь постоянно ее скрывать, убегать от нее, то никогда ее не решишь.

– Отче, прочтите надо мной молитву!

Но только я бы не сказал, что депрессия проходит от одного чтения молитв, потому что если проблема более серьезная, то надо пойти и обсудить ее. И сказать тебе, что ты должна обратиться за помощью, – это свидетельство большого смирения, мудрости и зрелости. Это вообще не стыдно.

Самый хороший человек тот, кто в минуту искушения и проблемы знает, куда ему пойти. Те из вас, кто обращался за помощью к специалистам, любым специалистам, – я вас поздравляю. Почему? Потому что гораздо лучше пойти и сказать:

– Врач! Господин психолог! Отче, сочетающий и то, и другое! Мне нужна твоя помощь! У меня дома что-то идет не так. Кто виноват? Кто виноват, я об этом постоянно спрашиваю мужа: кто виноват?

– Доктор, в чем я неправ, если жена, в которую я когда-то был влюблен, сейчас ничего для меня не значит? Где я неправ в наших отношениях?

– Я заказала просфору о разрешении проблемы, имеющейся у меня! – говорит женщина.

Ну, смотри, просфоры и пятихлебие [2] – это хорошее дело, но только если ты не войдешь в соприкосновение со своим подлинным я и не обсудишь эту проблему, она не решится. Вопрос так не решается. Не молитвами, если они не проникнут и не покопаются в ране, там, где у тебя засела проблема. Излечение женщины, у которой комплекс неполноценности, неуверенность, панические настроения и кризисы, – вопрос не одних молитв, ей нужно и самой посмотреть, что с ней происходит: как она росла, какими были ее родители, хотя бы теперь и не происходило ничего страшного. Так она может помочь себе и сохранить брак.

В любом случае, если мы поймем одно, то будем очень счастливы, а именно: что жизнь сама по себе трудна, жизнь трагична. Да, она радостна и благословлена от Бога, но содержит в себе также противоречивость и трагизм.

Как-то один священник в алтаре рассказал мне об одних супругах, и я спросил его:

– Ну и что же они, отче, так и не найдут общий язык?

И он повернулся ко мне и сказал просто:

– Отче, мы со своими кишками и то не разберемся! А разве могут два человека найти общий язык?

Мы в самих себе не можем установить равновесия, свою плоть не можем успокоить. Так разве успокоятся два человека, если у каждого из них свой отец, мать, свои гены, поведение, свои обычаи? Это трудное дело – совместимость людей. Очень трудное. Это как некто, сказавший на молитве: «Я плохой человек, Господи, но в то же время люблю Тебя!»

Зло и добро в ужасном сожительстве пребывают в нас

Зло и добро в ужасном сожительстве пребывают в нас. Ты женился на женщине, а ты вышла замуж за мужчину, которые очень хорошие, но в то же время и очень плохие. В какие-то моменты у вас бывает большая любовь, а в другие – большая ненависть. К одному и тому же человеку. Ты и восхищаешься им, и отвращаешься от него – странное соединение, ну как так можно? Можно!

Когда видишь человека в первый раз, то говоришь:

Когда познакомитесь и женитесь:

– Я нашла свою половинку! Всё просто замечательно!

А немного спустя начинаешь говорить:

– Да что я, слепая была, что ли, что пошла за него? Слепая была, что напоролась на него? Зачем мне надо было с тобой знакомиться? Пригласил в кафе-кондитерскую, и я пошла!

Это бывает с каждым. У всех нас бывают трудности, и если мы будем жить с кем-нибудь, то будем ссориться. Мы будем ссориться, потому что обрести равновесие трудно. Это тяжело.

www.pravoslavie.ru

Семья на грани гибели

В своей новой книге священник, известный публицист, преподаватель Иваново-Вознесенской духовной семинарии иеромонах Макарий (Маркиш) отвечает на вопросы, которые никого не оставят равнодушными. Что в отношениях между мужчиной и женщиной свято, а что, напротив, греховно? Как обрести любовь? Как создать счастливую семью? Как сохранить супружеский союз? На эти и многие другие важные вопросы отец Макарий отвечает, опираясь не только на житейский опыт и научные данные, но и на непреложные христианские истины.

Предлагаем Вашему вниманию главу:

Семья на грани гибели

Почему мужчина и женщина, которые разлюбили друг друга, должны по-прежнему делить хозяйство, крышу, стол и постель? Почему столько проблем с разводом?

Развод и в самом деле признается Православной Церковью. Но как люди забыли о смысле брака, так же в точности утратили они и понятие о разводе. Потому и удивляются, откуда столько «проблем»…

Не надо думать, что развод — это «отмена» брака, словно расторжение контракта. Нет, брак — это живой организм, и чтобы он перестал существовать, он должен быть убит.

Убить брак могут оба супруга совместно, но чаще это делает один из них, своей злой волей. Ведь настоящая любовь, как сказано, — это подвиг свободной воли.

Разлюбить жену (мужа) — в принципе совсем не то, что разлюбить макароны или картины Рембрандта. Разлюбить — значит направить свою волю от созидания к уничтожению, от добра ко злу, от жизни к смерти. И развод в таком случае — не что иное, как свидетельство о смерти или похороны брака.

Если брак убит, то нельзя делать вид (как это принято в Римско-католической церкви, которая не признает развода), что он еще жив. В этом, и только в этом случае Церковь в лице епископа удостоверяет гибель брака разводом. Конечно, нельзя видеть в любом конфликте между супругами смертный приговор браку. Но надо признать, что духовное невежество супругов, и особенно молодых, вносит огромный вклад в бескрайнюю трагедию развода.

— Реальный случай. Женщина, прожив пятнадцать лет в браке и имея двоих детей, изменила мужу и в первый раз испытала физическое наслаждение. Именно это стало поводом для развода и ухода к любовнику. Я думаю, такого результата было никак не избежать!

— Напрасно вы так думаете. Хотя подобный взгляд и характерен для современности, он свидетельствует все о том же: о незнании, непонимании основ брака, о невежестве, о преступной халатности. Чтобы избежать такого результата, надо было только вовремя позаботиться о своем браке, о своей интимной жизни.

Измена в самом деле была лишь поводом для развода.

Иеромонах Макарий (Маркиш)

Брак умирает не вдруг; если нас волнует здоровье пациента, начинать надо несколько раньше дня похорон… Чем занимались супруги пятнадцать лет? Судя по вашему лаконичному свидетельству, чем угодно, только не делом.

Не надо 15 лет подряд убивать свой брак; надо трудиться, работать — и мужу, и жене совместно — над благополучием своего интимного союза, своего домашнего очага, и тогда острота эмоций, вместе с любовью, которая на них опирается, будет расти и углубляться день ото дня, год от года.

Но… как пел некогда Буба Касторский, «имею я иные интересы». Посеешь в юности цинизм, грязь, равнодушие, пожнешь в браке отчуждение, измену и развод.

Конечно, будут возражения: раздадутся голоса про «сексуальную несовместимость», «пробный брак» и т. п. Характерно, что принадлежат эти голоса людям, ничего в любви не смыслящим: в лучшем случае они приводят «медицинские» данные столетней давности, когда соответствующая область науки была в зачаточном состоянии.

Ну а сегодня любой врач подтвердит: плодотворность интимных отношений мужа и жены определяется их поведением, которое, в свою очередь, зависит от множества факторов, простирающихся далеко за пределы анатомии и физиологии.

— Мой муж неверующий, но неприязни к православию и вере не имеет. Все у нас хорошо, слава Богу. Однако он рок-музыкант, любит тяжелую музыку, рок-металл. Честно признаться, я лично не могу назвать это музыкой, какое-то бесноватое бряканье, но мужу эта музыка действительно нравится, он слушает ее с 9-го класса… Что делать в такой ситуации, пожалуйста, подскажите?

— Для начала признать, что не все так уж хорошо у вас, коль скоро жена со спокойной душой соглашается, что муж у нее неверующий. Сегодня ваш семейный дом стоит на песке: пока с виду все в порядке, но «процесс идет», и в любую минуту по стенам побегут беспощадные трещины… Надо взяться за дело налаживания вашей семейной жизни, подведения под нее христианского фундамента. Исправив свою жизнь в целом, вы добьетесь исправления и отдельных частностей, в том числе и дурных музыкальных вкусов.

Но если ваш муж любит музыку, может статься, именно музыка станет той дверью — или одной из дверей, — через которую к нему в душу войдет Христос. Значит, надо быть к этому готовой, надо уметь открыть для него эту дверь. Значит, не надо в ужасе затыкать уши, как бы критически вы ни относились к музыкальным вкусам мужа. Надо быть рядом с ним, надо знать и понимать ту эстетическую, идеологическую и нравственную среду, в которой он вращается. Надо помочь мужу — участием, вниманием, заинтересованностью — в его музыкальных поисках, отвести его от губительного, сатанинского «тяжелого металла» к другим, противоположным эстетическим и мировоззренческим ценностям.

— Что делать, если супруги не могут найти общий язык?

— Общий язык — это язык Христа, язык Евангелия. Его и надо вспомнить. А забыть надо язык гордости, язык сведeния счетов, «выяснения отношений», придирок, упреков и дрязг. Забыть язык упрямства и споров. «Дорогой (дорогая), не надо со мной спорить, не надо меня ни в чем убеждать. Ты хочешь того-то и того-то? Я сделаю по-твоему, потому что я твоя жена (твой муж) и я люблю тебя».

— Как узнать, все ли благополучно у нас в семейной жизни. Не ждут ли нас какие-то скрытые тревоги и опасности?

— Узнать несложно. У вас дома должен быть особый барометр, индикатор вашего семейного благополучия: барометр любви. Если показания его день за днем растут, если налицо прирост любви в вашей семье — между мужем и женой, между детьми и родителями, — значит, все в порядке. Если же они не меняются или начали падать — это сигнал тревоги. Надо срочно искать причину, каяться, исповедоваться, исправлять жизнь, чтобы показания барометра любви вновь начали расти. Тогда никакие тревоги и опасности вам не страшны: если они и возникнут, вы перенесете их вместе со Христом и со своими близкими спокойно, при взаимной помощи, участии и сострадании.

Источник: photosight.ru Автор: krecty

— Когда мой муж в чем-то явно неправ, я всегда стараюсь указать ему на его ошибки. Он слушает, даже не возражает, но почему-то у меня остается ощущение, что у нас что-то не так…

— Верное ощущение. В любых делах, а в семейных особенно, надо очень внимательно следить за «побочными эффектами»: делая вроде бы доброе дело, не причиняю ли я при этом зло? Преподобный Авва Дорофей пишет: «Сделать дело — это только 1/8 часть дела. А 7/8 — не причинить при этом огорчения братьям…»

Не буду ручаться за арифметику, но по существу это крайне важно. Такое знание и умение дается жизненным и духовным опытом, вниманием к ближнему и памятью о Господе.

— Когда меня огорчает жена, я говорю несдержанно, грубо и только потом понимаю, что сам виноват в ссоре. Но тогда уже поздно что-то исправить, слово не воробей, вылетит — не поймаешь…

— Правильно. Поэтому воробья этого неразумного надо посадить под замок, пока не научится христианскому поведению…

Покупаете маленький замочек (мысленно, конечно) и вешаете его себе на язык, а ключик отдаете на хранение разуму. В случае конфликта захотите что-то сказать, а язык заперт.

Идете к разуму за ключом, а он и не дает. Скажет: «Пока молчи». Пока будете молчать, хватит времени на краткую молитву, хоть на секунду-две: «Господи, подскажи. » И Господь непременно даст вам совсем другие слова, другое отношение к происходящему. Приобретете навык сдержанности, тогда уж и замок не понадобится.

— Как бороться со злобой против ближнего, с раздражением и гневом? Я очень страдаю от этого, никак не могу справиться со своим раздражением и злостью, особенно в отношении жены. Сам осознаю свою душевную болезнь, но ничего с ней поделать не могу. Существует ли универсальное духовное оружие для борьбы с раздражением и гневом на ближнего?

— При всем разнообразии темпераментов, характеров и условий, думаю, для каждого можно найти такое универсальное оружие. И оно, заметьте, хорошо известно каждому — это смирение. Если гордость — мать всех пороков, а смирение противоположно гордости, то у нас есть все шансы победить этим же оружием наше раздражение.

Еду на машине, кто-то «наглеет», нарушает правила, но я в этот момент подумаю: «А я сам всегда безгрешен, всегда езжу строго по правилам? Может быть, у этого человека случилась беда, или он плохо соображает, или у него просто болит живот? Помоги ему Господь. »

Дети расшалились, не слушают меня — я подумаю: «Они живут в своем мире, мире игры и фантазий, мои указания сейчас не воспринимают, да и нужно ли мне сейчас пытаться исправить их поведение? Ведь они не делают ничего смертельно опасного или злого… Пускай поиграют, не буду на них давить».

Мама говорит нечто странное, явно ошибочное — я подумаю: «Она — пожилой человек, много в жизни переживший и страдавший, навряд ли полезно читать ей лекции. Лучше сделаю ей что-то доброе».

Ссора, конфликт, несогласие с женой — тут уж совсем просто: «Это моя жена, ее мне дал Господь для любви и добра. Сделаю все как она просит, не потому, что это истинно и справедливо, а потому, что я ее люблю». И ей об этом скажу в таких же словах.

Средства эти, как видите, весьма просты, но принять их трудновато… Мешает все тот же наш грех. Недостаточно ведь хромому сказать: «Не хромай!», или простуженному: «Не кашляй!». Всякий грех — это болезнь души, и всем нам необходимо лечиться (т. е. каяться, исправляться, совершенствоваться).

Успех лечения гарантирован, если мы будем верны Христу, нашему Небесному Врачу, если ответим любовью на Его любовь. Он исцеляет меня через мое личное отношение к Нему Самому и к ближнему как к Его дару и образу.

— Здравствуйте. Расскажите, пожалуйста, о христианском взгляде на ревность. Говорят ли что-нибудь святые отцы об этом грехе, откуда он происходит и как его победить?

— Самый простой взгляд на ревность — это уподобление ее горчице. Будете ею злоупотреблять, наживете язву желудка, но немного горчицы к мясу и рыбе очень уместно. Как найти нужную меру? Посредством здравого смысла и вкуса.

Так же и с ревностью. Она может отравить жизнь одному или обоим супругам, но — при соблюдении меры — становится важным фактором супружеских отношений. Муж и жена должны воспитывать друг в друге взаимное внимание, взаимный интерес, естественно распространяющийся на отношения с лицами противоположного пола. Но если ревность становится мучением и мучительством, ее в самом деле надо побеждать. Чем? Любовью.

«Положи меня, как печать, на сердце твое, как перстень, на руку твою: ибо крепка, как смерть, любовь; люта, как преисподняя, ревность; стрелы ее — стрелы огненные» (Песнь песней, 8:6).

— По работе мне приходится общаться с девушкой. Я чувствую родственность наших душ, общность интересов. Конечно, я не представляю для себя возможности изменить жене. С этой девушкой нас связывают только дружеские и деловые отношения. Но на ее фоне разговоры с женой выглядят скучными. Как мне вести себя в сложившейся ситуации?

— «Дружеские и деловые отношения» подвергают ваш брак значительному риску. Необходимо принять срочные меры, причем не столько негативные (ограничение контакта с посторонними женщинами), сколько позитивные: улучшение, углубление, упрочнение контакта с женой, как на духовном, интеллектуальном уровне, так и на бытовом, и на интимном. Если вы этого не сделаете, если понадеетесь на авось или просто пустите все на самотек, вас ждут колоссальные несчастья.

— Последние годы муж ведет себя так, будто семья ему мешает работать, я ему неинтересна, весь интерес в работе. Ведь мы же знаем, что, к сожалению, сейчас это типично для многих… Может быть, и в самом деле семья ему больше не нужна, он хочет остаться один?

— Допустим для начала, что вы правы. Какой отсюда вывод? Вывод в принципе будет зависеть от того, в каких отношениях вы находитесь с данной личностью. Это чужой вам человек? Родственник? Сосед? Сын. Во всех этих случаях вы оцениваете его желания и намерения и со смирением признаете, что они (допустим) объективно греховны или субъективно не совпадают с вашими, и в результате отказываетесь от своих попыток протянуть ему руку любви, участия и доверия… Но ведь это ваш муж.

Христианское понимание природы брака не оставляет нам места для таких выводов в отношении супруга. Да, его намерения и желания могут быть такими-то или такими-то, но в браке личность теряет часть своего «я», становясь неотъемлемой частью нового целого — семьи. Тем самым подобные намерения и желания просто подлежат исправлению. И ваша задача — исправить их наилучшим для вас обоих способом.

— День за днем я все более склоняюсь к тому, что не люблю свою жену. Мы женаты давно, и у нас ребенок — мальчик, четыре года. Что мне делать?

— У кого четырехлетний ребенок, тот, стало быть, сам уже не мальчик. И настало время разобраться, что значит эта столь популярная фраза: люблю — не люблю…

«Я люблю Бога… жену… дочь… Родину… музыку Чайковского… холодное пиво… поспать после обеда…» — слово одно, смысл разный. Русский язык достаточно богат, однако, слово «любовь» обладает несказанно широким диапазоном значений. И не надо думать, кстати, что другие языки свободны от этого свойства. Иные авторы приводят в пример греческий язык Священного Писания: там якобы никаких двусмысленностей… Неправда. Достаточно раскрыть Ветхий Завет (2 Цар. 13) с изложением раздирающей душу истории насилия Амнона над Фамарью, чтобы в этом убедиться: глагол агапо, которым описано его чувство, тот же самый, что у апостола Иоанна.

Однако именно по его свидетельству, Бог есть любовь. Бог один — следовательно, и любовь, в каком-то главном своем смысле и проявлении, тоже одна. Что же это такое?

Ответ дает тот же апостол Иоанн: «Любовь познали мы в том, что Он положил за нас душу Свою». Стало быть, любовь — это крест, жертва собой ради ближнего. Любовь, которая заслуживает этого названия, всегда деятельная и жертвенная.

А дальше — неожиданность для кое-кого из молодых супругов: им-то кажется, что супружеская любовь не имеет с крестом ничего общего! Напротив, думают они, супружеская любовь — это источник приятных ощущений, чувственных удовольствий, услаждения… А между тем — и это известно всем, кто всерьез знаком с браком, с его проблемами и путями их решения, — супружеская любовь только тогда и бывает полноценной и плодотворной, только тогда и становится источником радости и счастья, когда она не для себя, а для нее (для него), когда она прежде всего не берет, а отдает, когда она не эгоистичная, а жертвенная.

С этой точки зрения полезно бросить прощальный взгляд на «любовь» (читай: половую связь) вне брака. Муж и жена потому и способны на всеобъемлющую любовь, что они отдали себя друг другу в полную, нераздельную и вечную общность: здесь любовь становится щедрой и жертвенной по самой природе брака. Если же, просыпаясь поутру, «партнеры» смотрят друг на друга с мыслью: «А не пора ли подыскать что-нибудь новенькое. » — что можно от этого ждать, кроме скотства?

И что особенно интересно и парадоксально для наших незадачливых современников и современниц, именно в интимной жизни супругов — о которой слышим сейчас столько самодовольной трескотни и пошлого трепа, — щедрость, самоотдача и жертвенность дают ключи к успеху. С ними у мужа и жены, как было сказано, настроение не меняется от венца до золотой свадьбы, а без них острые ощущения первых дней брака (или добрачной связи) быстро сменяются охлаждением, апатией и половой дисфункцией.

Настоящая любовь, по слову Апостола, «все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит». И когда любви не хватает — а кто из нас может похвастать, что ему всегда хватает любви? — надо последовать простому отеческому совету: «Если имеешь мало любви, делай дело любви, и любовь придет».

…Такое длинное предисловие к короткому и ясному ответу на ваш вопрос. «Что мне делать?» — спрашиваете вы. Отбросить чуждые, вредоносные помыслы, покаяться в вашем грехе, подумать, что доброго вы можете сделать для своей жены, и немедленно приступить к делу.

— Мы с мужем живем без любви, в постоянном раздражении и злобе, у нас нет в семье смеха, нет общих друзей, тем для разговора и обсуждения… Мы чужие люди. Вопрос о том, что нам нужно разойтись, стоял уже давно, а сейчас мы уже в преддверии этого события…

— Попытаться исправить ваши беды можно было бы одним советом: «Станьте православной не на словах, а на деле — и все встанет на свои места». Но одной фразы на практике не хватает. Для начала проясните свое понимание брака как вечного, нераздельного союза двоих, союза духовного и телесного, устроенного Господом для возрастания любви среди людей… И если брак дает трещину, то православный ответ на это — начать исправление с себя самой.

На ближайшей исповеди будьте особенно внимательны к прошлым и нынешним грехам, которые вы совершили против мужа, против вашей семьи: исповедуйте их тщательно.

Прекрасно, если и ваш муж пойдет на исповедь с тем же чувством, к тому же самому священнику, что и вы: тогда можно быть уверенным, что Господь поможет вам и священник с Его помощью даст вам благотворные советы.

Но даже если ваш муж и не исповедуется, не отчаивайтесь. Главное, что есть ваше покаяние, ваша решимость исправить жизнь. Можно прибегнуть к иному виду пастырской помощи — к беседе втроем. Священник, направляя разговор, поможет вам и вашему мужу услышать друг друга, понять, что произошло с вами, что вам мешает. Он, безусловно, сумеет положить между вами доброе начало новой жизни — способности к самоотдаче, согласию и любви.

— Муж постоянно изменяет мне и не раскаивается. Как быть? Разводиться? Ведь если продолжать жить вместе, то будешь разделять смертный грех прелюбодеяния.

— Вопрос сложный, однозначно не ответить, тем более на расстоянии, не зная ни вас, ни вашего мужа. Надо, наверное, начать с того, что такое развод.

Развод — это свидетельство о смерти брака, а точнее — о его убийстве. Убить брак могут оба супруга, а может и один из них. Если брак убит, то Церковь, в лице епископа, удостоверяет это разводом и дает возможность невиновной стороне вступить во второй брак.

Отсюда видно, как вам надо действовать. Спросите себя (и мужа, может быть): жив ваш брак или нет? Если жив, просите у Господа помощи и поддержки для спасения брака своей любовью, участием, молитвой, трудом… Как и во всяком серьезном деле, главное — духовная сторона: церковное покаяние, восстановление православного образа жизни и мысли, обещание Господу сохранять и приумножать Его благодатные дары, полученные в браке. Но вместе с тем не забывайте и о материальной стороне, о поддержке супружеской любви во всем многообразии повседневной жизни — в домашнем хозяйстве, распорядке дня, общих заботах, поведении, внешнем виде и особенно в интимной сфере.

Ну а если эти меры невозможны или не приносят результата, если брак уже умер, тогда ничего не поделаешь. Тогда, и только тогда следует получить развод.

— От меня ушел муж, вот уже почти год, как мы развелись, а я до сих пор не могу его забыть. Каждый день прошу об этом Господа, душа мечется, разрывается на части. Чувства такие разные: и злость, и ревность, и любовь, и жалость… Я понимаю что все это не от Бога, что мы разные люди, а все равно душа-то с ним.

— Как вам помочь? Наверное, напомнив, что подобное случается с кем угодно, в том числе и с теми, у кого брак не разрушен, кто долго и счастливо жил с женой (мужем), и вдруг его (ее) сердце зажглось, запылало совершенно чуждой, враждебной, губительной страстью… Если мы не готовы к такому пожару, если не знаем, как погасить его, то и брак наш всегда в опасности и безбрачная жизнь становится невыносимой.

Уверяю вас, вы ошибаетесь: душа ваша не с ним. Если он оставил вас и погубил ваш брак, Господь ему судья, а вы свободны, и душа ваша тоже свободна. Конечно, сатана пытается помешать, уничтожить вашу свободу, бьет в самое незащищенное место, в незажившую еще рану. А защита от него — сам Христос. Он отдал Себя за вас на Кресте и воскрес ради вашего спасения. Неужели этого недостаточно, чтобы отвернуться от прошлых скорбей? Отдав свою душу Ему, — что должен сделать каждый христианин — вы перестанете быть игрушкой страстей, своих и чужих, и обретете утраченное достоинство и свободу.

— Что лучше, повысить голос на жену, если она спорит, не слушает и разговаривает грубо и дерзко, или разок ударить рукой по попе?

— Ответ зависит от того, будет ли ваша жена носить вам в тюрьму передачи, когда вы угодите туда за нанесение побоев (чем дело, бесспорно, и кончится). Но я бы не советовал ей этого делать. Закон позволяет ей развестись с таким мужем — хулиганом и насильником — и начать новую счастливую жизнь подальше от него.

Читайте также другую главу из книги “Мужчина и женщина”:

www.pravmir.ru