Отношения, психология, жизненные ситуации

Отношение в китае к женщинам

Отношение в китае к женщинам

Семья [в Китае]: новые формы — иные ценности

(Опубликовано в журнале "Отечественные записки", 2008, №3)

. Все знают, что форма — всего лишь оболочка,

но ведь именно она и определяет жизнь 1 .

В Китае государство традиционно уделяет особое внимание функционированию и укреплению института семьи, рассматривая его как основу стабильности и процветания. В философском наследии Конфуция семья и государство выступают как основные и взаимосвязанные опоры общества. Мощь государства, его стабильность и благоденствие напрямую зависят от того, что происходит внутри каждой семьи, которая тоже является маленьким государством. Все государство, в свою очередь, уподобляется одной большой семье. Регулирование (посредством обычного права и законодательства) структуры семейной организации, внутрисемейных отношений практически на всем протяжении существования государства в Китае является важным фактором выживания и поступательного развития китайской цивилизации.

С 50-х годов ХХ века китайскими властями проводится в жизнь программа строительства современной семьи «пяти хорошо» (ухао цзятин): в такой семье должны быть уважение к старшим и любовь к юным; гармония между мужем и женой добрые отношения с соседями; трудолюбие и бережливость в семейном быту; охрана окружающей среды 2 . В последние два десятилетия и без того сложный процесс регулирования, имевший своей доминантой политику ограничения рождаемости, в условиях модернизации осложнился появлением новых форм организации личной жизни граждан, обусловленных изменениями в функционировании института семьи. В этих условиях наблюдается некоторое ослабление государственного контроля в сфере семейно-брачных отношений.

Когда говорят о модернизации китайского общества, акцент, прежде всего, делается на изменении его экономических основ, на успехах и проблемах в экономической сфере. Другие, не менее важные, а в каком-то смысле и более значимые для дальнейшего развития социума изменения социальных структур, одной из которых является семья, культуры и политической организации китайского общества нередко остаются в тени. Социально-экономические процессы (переход к рыночной экономике, модернизация), начавшиеся в Китае в конце 80-х годов, изменили социальную структуру китайского общества и привели к переоценке традиционных ценностей, смене ориентиров, изменению ценностных ориентаций и мотиваций поведения молодежи, в том числе в семейной сфере 3 .

Китайские социологи, психологи, историки, демографы, занимающиеся изучением института семьи, говорят о значительных изменениях, которые произошли в этой области за тридцать лет реформ, определяя их как «огромные перемены, воплотившие в себе характерные черты и тенденции перехода общества от замкнутости к открытости, от отсталой модели к передовой». Прежде всего, проблемы семейных отношений стали восприниматься как относящиеся к сфере частной жизни. Большие перемены произошли и в структуре семьи и в принципах ее формирования: поменялись критерии подбора спутника жизни, супружеские отношения теперь мыслятся как равноправные, а размер семьи становится все меньше и меньше 4 .

Сравнительный анализ традиционной и посттрадиционной моделей семейной организации в Китае дает возможность реально оценить кардинальность перемен.

Традиционная модель семейной организации в Китае характеризовалась патриархальностью, патрилинейностью (родство прослеживалось по отцовской линии) и патрилокальностью (супруги жили вместе или рядом с семьей родителей мужа). Она сформировалась на основе конфуцианских представлений о семье и характере взаимоотношений между различными категориями родственников по крови и браку, культе предков и учении о сыновней почтительности (сяо). Основой традиционной системы семейных отношений являлся брак как легитимное признание союза мужчины и женщины и рожденных в нем детей. В семье соблюдалось «пять постоянств»: отец должен был следовать долгу и справедливости, мать — источать милосердие, старшие братья — питать к младшим дружеское расположение, младшие — относиться с уважением к старшим, и все сыновья — почитать родителей и вообще старших 5 . Установленные конфуцианством представления о семье не подвергались сомнению на протяжении более чем двух тысячелетий.

В соответствии с принятым в Китае порядком наследования глава семьи до конца жизни оставался владельцем всего имущества. Пока отец был жив, все его сыновья оставались с ним 6 . Раздел расширенной семьи 7 происходил, как правило, только после смерти отца-патриарха: семья распадалась на одну расширенную семью (один из сыновей, его жена, их дети оставались с матерью) и несколько (по числу сыновей) нуклеарных 8 семей 9 . Отцовское имущество не переходило полностью к старшему или младшему сыну, а делилось между сыновьями поровну. Дочери не обладали правом наследования, они получали приданое при вступлении в брак.

В императорском Китае средняя численность семьи составляла не более пяти-шести человек 10 . Наиболее распространенным типом являлся расширенный тип семьи, когда вместе проживали представители разных поколений и/или семьи братьев и их дети. Семьи в высших социальных слоях были нередко полигамными (муж – жена — наложница/ы и их дети).

В Гражданском кодексе Китайской Республики (1911–1949) была закреплена свобода заключения и расторжения брака (традиционно браки в Китае заключались по соглашению между семьями), ограничен возраст вступления в брак (для юношей — 18 лет, для девушек — 16 лет), запрещены браки между близкими родственниками, вне закона объявлено двоеженство 11 . После провозглашения в 1949 году Китайской Народной Республики одним из первых был принят закон о браке 1950 года, который заложил демократические (но в принципе абсолютно чуждые китайскому менталитету) основы института брака и семьи в КНР — свободное вступление в брак и его расторжение, равенство мужчины и женщины в браке, единобрачие. Были запрещены насильственное заключение браков, браки между малолетними и практика платы за невесту (до образования КНР 95% браков заключались без учета волеизъявления жениха и невесты и сопровождались обязательным выкупом невесты). Во второй половине ХХ века ситуация кардинальным образом изменилась: доминирующим стал свободный брак, большинство браков заключаются по обоюдному желанию мужчины и женщины или с учетом мнения их родителей. Утверждается равноправие между мужем и женой на владение семейным имуществом.

Новые для Китая брачно-семейные нормы какое-то время оставались лишь на бумаге. Однако социально-экономические процессы 50–70-х годов (индустриализация, урбанизация, миграция, вовлечение женщин в общественное производство) ослабили традиционные устои китайской семьи, подготовив в последней четверти ХХ века место для реального перехода к посттрадиционной модели семейно-брачных отношений. Изменения особенно заметны в городах, где проживает около половины населения страны 12 , в сельских районах эти процессы идут более медленными темпами.

Посттрадиционная модель семьи в Китае характеризуется равенством супругов, билатеральностью 13 родственных связей, неолокальностью 14 . Широко распространенная прежде расширенная семья, в состав которой входили как минимум две супружеские пары (пара родителей и семейная пара старшего сына), а также не состоящие в браке дети, уступила свое место нуклеарной семье, включающей супругов и их детей, не состоящих в браке. По данным Всекитайской переписи 2000 года в КНР на тот момент насчитывалось 348,37 млн. семей, средний размер семьи – 3,44 человека, в 2005 году эти показатели составляли 398,98 и 3,13 соответственно 15 . Нуклеарные семьи составляют около 70% от общего числа всех китайских семей 16 .

Уменьшение количественного состава семьи повлекло за собой изменение структуры семьи, трансформацию внутрисемейных связей. Так, ребенок, живший в расширенной семье, с раннего детства вступал в семейно-родственные отношения со значительным количеством близких родственников, усваивал стереотипы поведения и нормы взаимоотношений между старшими и младшими, мужчинами и женщинами. Он был братом, кузеном, племянником, а позднее — дядей (или в женском варианте). В современной городской семье круг контактов единственного ребенка часто ограничивается родителями, у которых при современном ритме жизни не хватает времени на полноценное общение с ним. Столь резкое сокращение круга близких родственников привело к трансформации модели семейных отношений, изменило представления об обязанностях родственников по отношению друг к другу.

Если традиционная семья была сфокусирована на интересах воспроизводства семейно-родственной группы, то в центре современной семьи находится сам ребенок — его личность и интересы. Наличие в семье нескольких детей уменьшает возможности родителей обеспечить им конкурентоспособный старт в непростом современном мире. Если первая модель делает акцент на том, что основная заслуга родителей — дарованная ребенку жизнь, позволяющая обеспечить выполнение ритуалов культа предков и уход за ними в старости, то вторая — концентрируется главным образом на ответственности родителей за будущее своего ребенка.

В традиционном обществе семья и семейно-родственная группа играют основную роль в социализации индивида. В обществе посттрадиционном к процессу социализации активно подключаются другие институты: дошкольные детские учреждения, учебные заведения, неформальные объединения, группы по интересам, трудовые коллективы. Таким образом, процесс культурной трансмиссии становится более сложным. Молодые поколения наследуют далеко не все культурные ценности и социальные нормы, а избирательно только те, которые соответствуют новым социально-экономическим условиям. Итогом всех этих перемен стало изменение представлений о браке и семейных отношениях у поколения, выросшего в эпоху реформ 17 .

Так, например, изменились мотивации к созданию семьи. В традиционном обществе принадлежность к определенной семейно-родственной группе являлась необходимым условием для поддержания материальных условий жизнедеятельности индивида — без семьи и родственной группы ему было просто не выжить в социуме. В современном обществе собственную семью индивид может и не иметь, поскольку семьи теперь создаются в силу совершенно иных мотиваций: осознанной потребности в любви и опеки, связанной с отцовством и материнством, потребности в психологической и физической близости и семейном общении. Подчеркнем, что перечисленные потребности в посттрадиционном обществе индивид может удовлетворять и за счет других малых групп. Родственные связи поддерживаются им избирательно и в гораздо меньшем объеме.

В традиционном обществе семья создавалась для продолжения рода (массовое сознание не связывало такие понятия, как «брак» и «любовь»). Холостяки в традиционном Китае подвергались жесткому моральному осуждению, экономической и даже правовой дискриминации. Нежелание создавать семью рассматривалось как безнравственное поведение, поскольку такой человек не думал о продолжении рода, в чем, согласно конфуцианским представлениям, состоял его долг перед предками. Рождение внебрачных детей осуждалось обществом и считалось позором как для женщины, так и для ее семьи.

В современном обществе представления о том, что каждый обязательно должен создать семью, постепенно ослабевают вместе со снижением уровня давления на индивида, которое в традиционном обществе было чрезвычайно сильным. Молодые люди, вступающие в брак, стремятся обрести счастье, под которым они понимают гармоничные семейные отношения, предоставляющие возможности для индивидуального развития и позволяющие удовлетворить психологические и сексуальные потребности. Любовь теперь осознается как необходимое условие для создания семьи. Эти новые ценности становятся частью мировоззрения молодых китайцев.

Одновременно с этим в современном Китае меняется отношение к внебрачным сексуальным связям.

Согласно традиционным представлениям, между будущими супругами не должно быть полового общения вплоть до заключения брака. Впрочем, отрицалась возможность всяких половых отношений и вне семьи (за исключением возможности посещения публичных домов мужчинами). Совершенно по-другому дело обстоит в современном Китае. Косвенным свидетельством произошедших изменений служит активное развитие внутри страны секс-индустрии (сейчас в КНР функционирует более 2000 секс-шопов с оборотом 20 млн. долл. в год) 18 .

С распространением компьютеров и Интернета (в КНР на конец 2007 года насчитывалось 210 млн. пользователей 19 ) все больше молодежи завязывает романтические отношения и даже вступает в браки онлайн. Согласно материалам опросов состоящих в браке молодых людей, проведенных в Пекине, Шанхае и Гуанчжоу, около 10% опрошенных познакомились в Сети 20 . Китайские специалисты полагают, что Интернет играет важную роль в распространении свободных взглядов на сексуальные отношения 21 .

В настоящее время немалая часть городской молодежи предпочитает не связывать себя узами брака. В традиционном обществе для женщин брак был практически единственным способом обеспечения средств к существованию, а дети — единственным смыслом жизни; до замужества они были зависимы от отца, потом от мужа, после смерти мужа — от старшего сына. В современном обществе девушки стали стремиться к тому, чтобы получить образование, приобрести профессию, построить карьеру, тем самым обрести финансовую независимость как от родителей, так и от мужа. При этом далеко не все состоятельные женщины в Китае вообще спешат выходить замуж — 50,2% жительниц Пекина, чей месячный доход составляет от 5 до 15 тыс. юаней 22 , не состоят в браке 23 . Вообще сегодня в Китае средний возраст вступления в брак достиг рекордных показателей: у мужчин — 27, у женщин 25 лет (при брачном возрасте 22 и 20 лет соответственно) 24 . В крупных городах китайские социологи и психологи зафиксировали феномен, названный ими «брачной фобией» 25 . Среди городской молодежи все популярнее становится идея о возможности иметь серьезные отношения без вступления в брак. Следует подчеркнуть, что в 2001 году в новой редакции Закона КНР о браке ст. 8 была дополнена положением, требующим обязательной регистрации брака. Внесение этой поправки в закон свидетельствует о том, что государство обеспокоено ростом фактических браков и сложностями, возникающими в этих условиях при реализации жесткой демографической политики по ограничению рождаемости 26 .

По данным Народного университета Китая, а также Китайского центра исследований проблем детей и молодежи, в 2005 году 65,89% населения КНР в возрасте от 15 до 29 лет и 45,71% в возрасте от 15 до 35 лет не состояли в браке (в предыдущие годы эти цифры были существенно ниже: в 2000-м году — 59,17% и 40,8%, а в 1995 — 51,54% и 38,23% соответственно).

Интересно, что число неженатых мужчин значительно превышало число незамужних женщин: в 2005 году в браке не состояло 72,72% мужчин в возрасте от 15 до 29 лет и 51,36% — в возрасте от 15 до 35 лет; у женщин этот показатель составлял 59,12% и 39,88% 27 . Последнее связано с серьезным дисбалансом в соотношении полов в Китае: число мужчин брачного возраста здесь на 18 млн. больше, чем женщин; по оценке китайских специалистов, в 2020 году количество мужчин в возрасте от 20 до 45 лет будет на 30 млн. превышать численность женщин этой же возрастной категории. Данная ситуация, бесспорно, окажет влияние на развитие института семьи, поскольку 30 млн. мужчин окажутся вынужденными холостяками 28 .

Согласно материалам многочисленных социологических опросов, проводимых в КНР (как правило, в крупных городах), цифры, характеризующие толерантное отношение молодежи к добрачным сексуальным связям, колеблются от 19% до более 33% 29 . Причем горожане и молодые люди в возрасте до 20 лет относятся к добрачным связям терпимее, чем жители сельских районов и люди возрастных групп старше 30. По-разному смотрят на этот вопрос мужчины и женщины: 50% молодых 30 мужчин считают добрачные связи допустимыми, аналогичный показатель среди женщин составляет лишь 28%. Более 23% имели сексуальные отношения в период обучения в высших учебных заведениях 31 .

Пробный брак 32 в Китае сравнивают с выбором обуви — говорят, что не узнаешь, впору ли тебе пара, пока не примеришь ее. Уже это расхожее выражение свидетельствует о том, что в современном китайском обществе не осуждается многократная «примерка», что было в принципе невозможно в традиционном обществе (женщина не имела права на повторный брак, мужчина также был связан массой обязательств, значительно затруднявших расторжение брака). Согласно результатам опроса, 80% женщин, принявших в нем участие, считают, что наличие свидетельства о браке получать не обязательно, если пара любит друг друга 33 .

В эпоху реформ и открытости в КНР возродилась полигамия (несмотря на то, что она запрещена законом). Как правило, она проявляется в форме сожительства состоятельных мужчин с «бао эр» — содержанками-любовницами. Во многих таких семьях имеются дети. Надо сказать, что в дореволюционном Китае существовал легитимный институт наложниц, которые жили под одной крышей с женой, и все дети воспитывались вместе. Таким образом, полигамия — отнюдь не новое для Китая явление, однако теперь она вне закона. Поведение китайских нуворишей в данном случае имеет много общего с поведением состоятельных мужчин в других странах мира.

За последние десятилетия в Китае сформировались новые критерии выбора брачного партнера. Как уже было сказано, на протяжении более двух тысяч лет браки в Китае заключались в соответствии с волей родителей, молодые люди не имели права выбирать себе спутника жизни, им даже было запрещено говорить о браке. Не в последнюю очередь родители руководствовались в этом вопросе соображениями материальной выгоды. Заключение брака для семьи жениха было связано с большими расходами и выкупом невесты, а для семьи невесты — с подготовкой приданого и потерей рабочих рук. В девушках ценились целомудрие, скромность, послушание, уважение к родителям. После 1949 года решающее значение при выборе брачного партнера стали играть критерии так называемого политического комплекса: классовое происхождение, политическая сознательность, патриотизм. В настоящее время ценятся предприимчивость и деловитость, уровень образования и доходов, состояние здоровья, а также возраст, внешние данные, темперамент, характер 34 . Современные молодые китайцы охотно участвуют в дискуссиях на темы любви, брака и семьи. Еще 50 лет назад это было просто немыслимо.

Приоритет карьерных соображений и рациональный подход к вопросу воспитания ребенка в условиях чрезвычайной занятости обоих супругов привели к тому, что в КНР сейчас насчитывается более 17 млн. супружеских пар (из которых 21% проживает в крупных городах), которые отказываются от того, чтобы иметь детей. Бездетность становится осознанным выбором супругов. Жизненную позицию таких семей социологи определяют через аббревиатуру «DINK» («Double Income No Kids» — «двойной доход без детей»). В китайском Интернете существует служба знакомств для людей, желающих создать семью, но не планирующих рождение детей 35 . Исследование, проведенное в 2000 году в Пекине, Шанхае, Чэнду и Гуанчжоу, показало, что около 20% молодых женщин, создав семью, не хотят иметь детей. Традиционные для Китая представления о том, что дети – это гарантия обеспеченной старости, сегодня уходят в прошлое. Молодые женщины, потратившие много денег, сил и времени на обучение и карьерный рост, не могут себе позволить уйти в декретный отпуск, сведя таким образом на нет все свои усилия. Они боятся потерять квалификацию, остаться без работы, выпасть из деловой жизни. Их опасения имеют под собой основания: несмотря на принятые законы, защищающие интересы молодых матерей, компании находят способы избавляться от них. Кроме того, массовое вовлечение женщин в общественное производство объективно сокращает время, которое они могут уделять семейным заботам, рождению и воспитанию детей. На отношение молодежи к рождению детей не могла не повлиять государственная политика ограничения рождаемости.

В современном Китае изменились представления о гендерных ролях внутри семьи. Структурообразующими в традиционной китайской семье были отношения отца и сына (если жена не рожала сыновей, муж имел право расторгнуть брак или взять наложницу). В современной семье взаимодействие между родителями и детьми играет второстепенную роль, на первый план выходят отношения между супругами как между двумя равноправными партнерами. Молодое поколение не разделяет традиционных представлений о том, что женщина должна заниматься исключительно домашним хозяйством и детьми, оно полагает, что эти обязанности лежат на обоих супругах. Кроме того, муж и жена должны иметь общие духовные интересы, проводить досуг и отдыхать вдвоем или с детьми, вместе решать важные вопросы и т.д. 36 Согласно результатам исследования, в 52,6% китайских семей власть поделена между супругами, в 31,3% главой семьи является муж 37 .

В последнее время в Китае растет число разводов. За период с 1981 по 1991 год доля разводов в Китае возросла с 3,7% до 8,7%; в 1995 году она уже составляла 23,8%, а в 1996 году — 25%. В абсолютных цифрах эта тенденция выглядит так: в 2000 году брак заключили 8,48 млн. китайских пар, из них 1,21 млн. расторгли супружеские отношения 38 ; в 2006 году были зарегистрированы 9,45 млн. пар, из них разведены около 2 млн. 39 . Ожидается, что в ближайшие годы число разводов будет по-прежнему расти 40 . Особенно велико количество разводов в крупных городах. В Китае сейчас уже не считается предосудительным быть разведенным, как это было еще совсем недавно, до 1980-х годов, особенно если за развод выступает женщина. Согласно статистике, в Пекине, в провинциях Шаньси, Цзянси, Хэйлунцзян более 70% разводов были инициированы женщинами, причем одной из основных причин, по которым расторгаются браки, является неудовлетворенность женщин сексуальной жизнью, что было совершенно немыслимо для традиционного и даже для социалистического общества 70-х годов ХХ века. Эти цифры свидетельствуют о повышении социально-экономического положения женщин, их равноправии и независимости, о кардинальных изменениях общественных взглядов на брак. Трансформация взглядов на семью и брак выражается и в заключение повторных браков, восстановлении супружеских отношений разведенных.

Родители современных молодых людей хотя и имели право на развод, не часто им пользовались, так как находились под неусыпным надзором трудовых коллективов, комсомольских и партийных организаций, под давлением общественного мнения, негативно воспринимавшего расторжение брака. Сегодня в Китае к этому относятся спокойнее. Показательно, что, комментируя ситуацию с продолжающимся ростом разводов, профессор Академии общественных наук Китая Лю Чаншэн отметил, что это нормальное явление, которое отражает изменение взглядов горожан на брак в процессе развития общества 41 .

Анализ новых явлений в современных семейно-брачных отношениях в Китае позволяет говорить о кардинальных изменениях, произошедших в этой сфере. Шкала семейных ценностей стала иной: влияние традиционных норм и ценностей постепенно уменьшается. Традиционное общество воспроизводит свою структуру в практически неизменяемом виде, только в случае каких-то природных или социальных катаклизмов появляются новации, принципиально не меняющие его суть. Индивид в нем — неотделимая часть семейно-родственной группы (патриархальный клан цзунцзу), вне семьи он воспринимался как маргинал. В современном обществе первостепенное значение получают личностные, индивидуальные, уникальные качества и умения каждого человека, от способности быть не таким как все зависят его конкурентоспособность на рынке труда и успешность в карьере. Житель современного Китая имеет возможность формировать социальные связи вне семьи и семейно-родственной группы. Кроме того, в посттрадиционном обществе действуют механизмы свободного осознанного выбора жизненного пути, стиля жизни, а также брачного партнера.

По нашему мнению, приведенные данные отражают относительное снижение значимости семьи в современном китайском обществе, что подтверждается высоким уровнем безбрачия, бездетности, разводов. Брак становится личным делом человека. Традиционная семья заменяется многообразными формами организации частной жизни, например юридически не оформленным совместным проживанием мужчины и женщины. В сельских районах трансформация семейно-брачных отношений идет в том же направлении, однако изменения не столь значительны.

Доминирующими в обществе стали нуклеарный тип семьи и многочисленные варианты неполных семей. Особо подчеркнем, что некоторые формы современной семейной организации не существовали в традиционном обществе. Например, неполные семьи; семьи супругов, сознательно выбравших бездетность; пожилые пары, проживающие отдельно от детей 42 ; супруги, встречающиеся исключительно в выходные и праздничные дни — так называемые «семьи выходного дня» (люци цзятин); семьи, в которых отсутствует общий бюджет; немолодые семейные пары, заключившие брак повторно (в традиционном обществе отрицательно относились к повторным бракам овдовевших людей, особенно женщин). В последнее время в КНР появилось много одиноких людей. Другое новое явление для Китая — однополые союзы 43 .

Сегодня все большее распространение в Китае получает семейно-родственная группа со структурой «4–2–1», называемой китайскими специалистами «сы-эр-и цзятин» или «сы-эр-и цзятин моши» 44 (в ее состав входит ребенок, его родители и две пары прародителей по отцу и по матери). Это абсолютно новая для Китая форма семейно-родственной группы появилась вследствие государственной политики, поощряющей однодетные семьи. В современном китайском обществе функционирует и расширенный тип семьи, характерный для традиционной модели, однако ареал его распространения сузился 45 , снизилось и его пропорциональное соотношение с нуклеарным типом семьи.

Однако, несмотря на все перечисленные изменения в структуре семьи и в представлениях о семье и браке, семья как институт, семейный образ жизни, а также значение семьи и родственных связей не отрицаются общественным сознанием: 75,1% молодых людей в возрасте 25–28 лет (участников опроса) рассматривают брак «как необходимый этап жизни» 46 .

Итак, как мы увидели, китайская семья все больше отдаляется от традиционной модели, развиваясь в соответствии с общемировыми тенденциями 47 . С нашей точки зрения, многие из перечисленных новых тенденций являются не столько результатом влияния западного образа жизни на китайское общество (такая точка зрения распространена в китайских исследованиях), сколько объективным следствием модернизации и связанными с ней социально-экономическими процессами. Имеет место дестабилизация традиционной модели института семьи и формирование на основе нуклеарного типа семьи многообразных вариантов посттрадиционной модели. Изменяется место и роль человека в общественном производстве и обществе в целом, что не может не отражаться на институте семьи.

1 Чжан Цзе. Она курит сигареты с ментолом // Китайские метаморфозы. М., 2007. С. 144.

2 В 1997 году к этим правилам были добавлены еще девять: китайские власти объявили, что члены современной семьи должны любить родину, соблюдать закон, участвовать в общественных делах, хорошо работать, хорошо учиться, соблюдать равенство полов, планировать рождаемость, растить здоровых детей; не держаться за вредные традиции и привычки [http:www.china.org.cn/english/features/cw/139821.htm].

3 Под ценностями в данном случае подразумевается совокупность идей, представлений и соответствующих им социально-психологических установок, стереотипов поведения, определяющих жизненные цели людей.

4 russian.people.com.cn/200402/03/rus20040203_87747.html; Fifty Years of Revolution in Modern Chinese Marriage [http://www.womenofchina.cn/Issues/Marriage_Family/18508.jsp]; Wang Yan. New Marriage Trends in China [http://www.womenofchina.cn/Issues/Marriage_Family/9014.jsp]; 2007 Chinese Marriage Chart:Marriage Is Diversifying [http://www.womenofchina.cn/Issues/Marriage_Family/14198.jsp]. Изменения в структуре китайской семьи [http://russian.people.com.cn/31521/4684376.html]. Нравственные устои китайских семей меняются от замкнутости к открытости [http://russian.people.com.cn/31521/5859699.html]. Семейная жизнь китайцев со своими сложностями и проблемами получила отражение в современной китайской прозе, например, в творчестве Ван Хайлинь («Если бы не вышла замуж», «Китайский развод», «Новая брачная эпоха» и др.).

5 Подробнее об этом см.: Лисевич И.С. Традиционная китайская культура: Очерки истории мировой культуры. М., 1997. С. 53–82.

6 Об этой особенности традиционных китайских семей см.: Wakefield D. Fenjia: Household Division and Inheritance in Qing and Republican China. Honolulu, 1998.

7 Расширенная (сложная) семья — это такая семья, которая состоит из более чем двух поколений родственников или из нескольких супружеских пар и их детей, проживающих вместе и ведущих совместное хозяйство.

8 Нуклеарная семья — семья, в которую входят родители (родитель) и их дети, не состоящие в браке, либо только супруги.

9 Более подробно см.: Wakefield D. Fenjia: Household Division and Inheritance in Qing and Republican China; Почагина О. В. Модели семейной организации в Китае и на Филиппинах. М., 1997. С. 23–55.

10 См.: Малявин В. В. Китайская цивилизация. М., 2000. С. 144. На разных этапах истории Китая средняя численность семьи варьировалась, что было связано с голодом, неурожаями, войнами, восстаниями и другими природными катаклизмами, а также с очень высокой смертностью — средняя продолжительность жизни в Китае до 1949 года составляла всего 35 лет (см.: White Papers, (2005)[www.chinadaily.com.cn/china/2008–04/29/content_6651674.htm]. В период династий Цинь и Хань средний размер семьи был 4,5 человека (см.: Zhou L. // Journal of Family History. 1993. № 18(3). Р. 213–230). Согласно материалам первой переписи населения, в 1953 году средняя китайская семья состояла из 4,3 человека, тогда как до революции 1949 года — 5,3 человека. Такая динамика обусловлена революцией, гражданской войной, войной с японцами, неблагоприятными условиями жизни (см: [www.ingentaconnect.com/content/sage/j263/2003/00000013/00000003/art00003]; [www.unescobkk.org/fileadmin/user_upload/arsh/Country_Profiles/China/Chapter]).

11 Гражданский кодекс Китайской Республики. М., 1948. С. 243–310.

12 В городах Китая к концу 2007 года проживало 44,9% всего населения страны. Численность городских жителей составила 594 млн. человек. Ожидается, что через 10 лет она увеличится еще на 300 млн. чел.[http://www.interfax.cn/ru/news/840].

13 Билатеральность — симметричные отношения индивида с родственниками как с материнской, так и с отцовской стороны.

14 Неолокальность — поселение супругов на новом месте, а не в доме родителей одного из них.

15 См.: China Statistical Yearbook 2006 [http://www.stats.gov.cn/tjsj/ndsj/2006/indexeh.htm]. Есть данные о том, что семьи из трех человек составляют 31,71% от общего числа современных китайских семей, из четырех — 22,77%, из двух — 19,06%, из пяти человек — 18,81%. Таким образом, семьи из четырех и менее человек составляют 81,19% [Population//english.gov.cn/2005-08/08/content_27315.htm]. Однако в этой статистике ничего не сообщается о структуре этих семей. При этом семья из четырех человек может быть как расширенной, если это две супружеские пары родителей и молодоженов, не имеющих детей, так и нуклеарной, если это родители с двумя детьми — такие семьи часто встречаются в сельских районах и районах проживания нацменьшинств. Таким образом, численные показатели не могут дать полной картины структуры семей.

16 Наблюдается тенденция уменьшения размера китайских семей [http://russian/people.com.cn/31516/3387509.html]; Тан Цань. Изменение структуры и функций семьи в Китае: [www.sociology.cass.cnshxw/jtyxby/t20051115_7447.htm (на кит. яз.)].

17 «Поколение ми», или «маленькие императоры и принцессы», т. е. молодые люди в возрасте от 15 до 25 лет, насчитывает 200 млн чел. (Wang Yan. China’s “Generation Me”: Encounters hardships in starting families [http: //www.womaenofchina.cn/Issues/Marriage_Family/12122.jsp]).

18 World: Far East China’s Youth wants sexual freedom [http://news.bbc.co.uk/1/low/world/asia-pacific/369933-stm].

19 China Daily. 2008. March 14 [http://english.people.com.cn/90001/90776/90884/6373338.html].

20 Survey: New Marriage Concepts for Chinese Youth [http://knows.jongo.com/res/article/18843].

21 Среди них Сунь Чжунсин, профессор социологии Фуданского университета (см.: Simulation marriages on Internet in vogue [www.chinadaily.com.cn/english/doc/2005-08/17/content_469912.htm]); Ян, профессор академии социальных наук Китая (см.: On-line marriage can be a mixed blessing//www.chinadaily.com.cn/english/doc/2005-06/07/content_449284.htm).

22 В 2007 году средний доход на душу населения в городах составлял 13 786 юаня, а в 2003 был 8472 юаня ( Statistical CommuniquО of the People’s Republic of China on the 2007, 2003. National Bureau of Statistics of China [www.stats.gov.cn/english/], т. е. речь идет о женщинах с высоким доходом.

23 Survey: Chinese women changes attitude toward marriage [http://www.chinadaily.com.cn/en/doc/2003-09/21/content_265993.htm].

24 Hai Xia. Yard to say “I do”// Shanghai Star. 2002. July 7; Далянь жибао. 2004. 2 декабря.

25 Hai Xia. Yard to say “I do” [http://russian/people.com.cn/31521/5575182.html].

26 Жэньминь жибао. 2001. 1 мая.

28 В настоящее время на 100 рожденных в Китае девочек приходится 119 мальчиков. В некоторых районах страны эта пропорция составляет 100:135. Подобные перекосы происходят из-за того, что государство стремится ограничить число детей в одной семье до одного человека. Между тем традиционно в Китае больше ценятся рожденные мальчики. Поэтому в нынешней ситуации женщина нередко решается на аборт только из-за того, что у нее будет девочка. Показательно, что врачам, проводящим УЗИ плода, официально запрещено сообщать родителям о предполагаемом поле ребенка (см. об этом: http://russian.people.com.cn/31519/6245572.html; http://news.bbc.co.uk/hi/russian/life/newsid_3603000/3603239.stm].

29 Chinese college students more tolerant of cohabitation, few try [http://www.chinadaily.com.cn/china/doc/2007-09/05content_6083281.htm]; Over half Chinese say premarital sex ok [http://www.chinadaily.com.cn/china/doc/2007-06/12content_892606.htm].

30 Китайцы считают молодыми людей до 29 лет или до 35 лет.

32 В китайском слове, обозначающем «фактический брак», первым иероглифом является иероглиф ши («шихунь»), что значит «проба, эксперимент», т. е. речь идет о пробном браке. Надо сказать, что для наименования менее серьезных отношений в китайском языке существует еще одно слово — тунчжу или тунцзю (досл. «совместная жизнь»). Фактический брак становится в Китае все популярнее, что отмечают многие китайские исследователи. Об этом подробнее см.: И Жо. Тунцзю цзай Чжунго («Сожительство в Китае»). Пекин, 2001. С. 31–138.

33 Survey: Chinese women changes attitude toward marriage [http://www.chinadaily.com.cn/en/doc/2003-09/21content_265993.htm].

35 Служба знакомств находится по адресу: http://wx920.com/.

36 Подробнее об идеальной модели современной китайской семьи см.: Wang Yan. Men’s new role as househusband challenges Chinese Tradition [http://www.womenofchina.cn/Issues/Marriage_Family/17318.jsp].

37 Сюй Аньци, Е Вэньчжэнь. Чжунго хуньинь яньцзю баогао. A research report of Chinese Marriages. Пекин, 2002. С. 91–92.

38 Наньфан чжоумо. 2000. 21 сентября.

40 China aktuell, 1998. N 1. P. 16–17; Xu Anqi. The Status Quo: Characteristics and Trends of Divorce in China // Selected SASS Papers. Shanghai, 1996. P. 282–302.

41 Жэньминь жибао. 2002. 31 января.

42 Число людей старше 60 лет увеличилось в Китае до 149 млн человек (данные опубликованы 17 декабря 2007 года рабочим комитетом по делам пожилого населения при Госсовете КНР: http://russian/people.com.cn/31516/6322786.html); в Пекине, Шанхае, Тяньцзине отдельно от детей проживают более 40% пожилых пар (см.: Хуан Ливэй. Пустые гнезда // Китай. 2006. № 3. С. 32).

43 В 2004 году в КНР насчитывалось 5–10 млн. мужчин-гомосексуалистов. В 2006 году Ли Иньхэ, ведущий эксперт по вопросам семьи и брака Академии общественных наук Китая, выступила с предложением о легализации однополых браков [http://obozrevatel.com/news/2006/3/4/94577.htm].

44 Согласно шанхайскому «словарю семьи и брака» (Хуньинь цзятин да цыдянь, Шанхай, 1988), члены семейной группы «4-2-1» не проживают под одной крышей и не ведут совместное хозяйство с общим бюджетом. Три семьи, входящие в ее состав, могут оказывать друг другу материальную и иную помощь, проводить вместе досуг и т. д. А значит, это не семья, а именно семейно-родственная группа.

45 Расширенный тип семьи преобладает в сельских районах и в городах среди людей с низкими доходами, когда молодой семье приходится первые годы жить с родителями. Такие семьи в Китае составляют примерно 10–15% (см: Riley Nancy E. «China’s Population: New Trends and Challenges». Population Bulletin. Jun 2004// http://findarticles.com/p/articles/mi_qa3761/is_200406/ai_n9455376).

47 Ср.: Айвазова С. Российская семья — какая она сегодня // Известия. 2008. 9 апреля. С. 5; Никольская Г. Семья в условиях постиндустриального общества (на примере США) // Мировая экономика и международные отношения. 2006. № 8. С. 71–80.

www.demoscope.ru

Китайская грамота или чем мальчик лучше девочки

Мы судим о цивилизованности общества по отношению к женщинам, детям, старикам и инвалидам. Китай — локомотив мировой экономики, лидер по численности населения, древняя и совершенно непонятная для европейцев цивилизация, и что для китайцев норма, современному либералу может показаться полной дичью. Информационный портал «Фергана.Ру» попросил главного редактора сайта «Весь Китай» Алексея Винокурова рассказать, как в Китае относятся к женщинам и девочкам, к их роли в семье и как это отношение менялось (если менялось) на протяжении столетий.

К женщинам в Китае испокон веку относились чуть лучше, чем к привидениям. Традиция эта началась, как обычно, с Конфуция. Он упорно не желал распространяться о двух материях: о женщинах и злых духах. Учитель Кун говорил: «Трудно иметь дело только с женщинами и низкими людьми. Если с ними сближаешься, то они перестают слушаться. Если же от них удаляешься, то неизбежно испытываешь с их стороны ненависть».

От женщин, которые не желали слушаться, досталось и менее выдающимся китайцам. Видимо, по этой причине решено было брать не качеством, а количеством. «Много женщин лучше, чем одна!» — этот принцип исповедовали в Китае тысячелетиями. Все, кто только мог, от императора до последнего купчишки, заводили себе гаремы.

Неофициальные гаремы имелись даже у бедных, как церковные крысы, сезонных рабочих. Оборванные, чумазые, без единого юаня в кармане, попадая в новый город, они первым делом искали себе походную жену. Жена эта кормила, обстирывала и обихаживала своего сурового господина. При этом случайный муж не то, что денег не давал, но и супружеский долг исполнял раз в год по обещанию.

Вообще же в средневековом Китае гаремы были делом обычным. Никто не видел в этом ничего странного, и сами женщины тоже. Пристроить девочку в гарем вельможи или богатого человека было мечтой бедных родителей. Тем самым ей гарантировалась еда, одежда, иногда сама жизнь.

Впрочем, и тут возникали трудности.

Даже многочисленные наложницы императора часто жили впроголодь. В гареме была своя иерархия. Тех наложниц, которые не стояли во главе «сексуальной цепочки», кормили так, чтобы они только ноги не протянули. Те, кому в рацион включали полкурицы или кусок говядины на месяц, могли считаться счастливицами. Гораздо чаще бедные женщины обходились одними овощами.

Таким образом, вопрос о лишнем весе снимался раз и навсегда. Как, впрочем, и о чрезмерной продолжительности жизни.

Какие-никакие права появлялись у жен и наложниц в гареме, только если они рожали ребенка – разумеется, мальчика, судьба девочек никого не интересовала. До некоторых наложниц очередь так и не доходила, своего царственного мужа они видели только издалека. Если девушка, отчаявшись, решалась на измену, ее казнили. Впрочем, для казни иногда было достаточно и простого подозрения.

До наших дней сохранилось множество печальных историй о наложницах и младших женах императоров и удельных князей, которые накладывали на себя руки от тяжелой жизни. Обычно они вешались или топились в колодцах — в любом крупном поместье такие колодцы сохранились до сих пор.

Бывали, конечно, случаи, когда простые наложницы благодаря уму, хитрости, изворотливости и силе характера поднимались на самую вершину власти. Наиболее яркий пример – знаменитая императрица Цыси. Однако Цыси — все-таки исключение. Как правило, судьба женщин в старом Китае была незавидна.

Далеко не все, конечно, попадали в гаремы. Полно было и самых обычных браков. Впрочем, обычных только в китайском понимании.

Приходя в дом мужа, жена становилась там самым последним человеком в семье. Она была обязана делать всю грязную и тяжелую работу, не имела права голоса в решении домашних проблем, ей помыкали все, кому не лень. На некоторое послабление она могла рассчитывать, опять же, только родив наследника. Но и в этом случае ей приходилось выполнять довольно странные обязанности. Ее, например, могли заставить кормить грудью не только своего ребенка, но и свекра, и свекровь: грудное молоко считалось у китайцев хорошим омолаживающим средством.

Если девочка была из бедной семьи и за ней не могли дать приданого, ее часто отдавали в семью мужа еще ребенком. Здесь она становилась прислугой и часто — сексуальной игрушкой для членов семьи.

Рождение девочки в традиционном Китае часто воспринималось, как несчастье. Такое пренебрежение к девочкам, помимо прочего, было вызвано еще одним, чисто китайским обстоятельством. Китайцы, как известно, поклоняются духам предков. Так вот, подносить дары предкам и просить их о чем-либо может лишь наследник-мужчина. Если же такового нет, духи останутся голодными, и их гнев падет на всю семью.

Если жена чем-то провинилась, или просто вызвала гнев родственников мужа, ее могли попросту убить – как сам муж, так и любой из старших челнов семьи. В этом случае наказания обычно не было, или оно бывало формальным.

В порядке вещей была ситуация, когда муж заводил себе дополнительных жен или наложниц. Формально на это требовалось согласие старшей жены, но фактически, конечно, ее мнение мало кого интересовало.

Свекровь могла требовать, чтобы двери спальни новобрачных были всегда открыты. Таким образом, уединиться им бывало довольно сложно, в том числе и ночью.

Отдельно стоял милый обычай, называемый «бинтованием ног». Китайцы считали маленькие ножки у женщины очень сексуальными, и этот обычай был очень распространен. На деле же ступни оказывались не просто забинтованными, но переломанными и изуродованными. Женщинам, которые подверглись такому бинтованию, становилось трудно ходить, не говоря уже о выполнении домашней работы. Поэтому такой обычай был распространен в богатых и знатных семействах, где хватало работников.

После установления республики в 1949 году в Китае положение женщин с юридической точки зрения изменилось. Их уже не могли выдавать замуж насильно, они получили избирательные права, в общем, эмансипация пошла полным ходом. Но в быту женщина все еще стояла гораздо ниже мужчины – такова сила привычки.

Когда Мао провозгласил свой лозунг: «Много людей – сильная страна!», — он вряд ли предполагал, к чему это приведет. Меньше, чем за двадцать лет население Китая удвоилось. Слабая промышленность и неразвитое сельское хозяйство не справлялись с таким количеством ртов.

В результате, когда к власти пришел Дэн Сяопин, был объявлен курс на ограничение рождаемости: одна семья – один ребенок. Ясное дело, что, выбирая из мальчика и девочки, китайцы решали вопрос в пользу мальчика.

Беременные китаянки шли к врачу, благодаря УЗИ узнавали пол зародыша и, если ожидалась девочка, вытравливали плод. Власти запретили пользоваться УЗИ и вообще узнавать пол ребенка заранее. Тогда новорожденных девочек стали убивать сразу после рождения – особенно это было развито в деревнях, где надзор государства был не так строг. Ребенка не регистрировали, значит, он как бы и вовсе не рождался. Можно было делать второй заход, третий – пока не родится мальчик.

Чтобы прекратить детоубийство, власти смягчили законы. Если первой рождается девочка, теперь можно попробовать завести еще одного ребенка. В этом случае ни штрафы, ни другие неприятности родителям не грозят.

По сей день в провинции можно видеть большие растяжки над дорогами: «Родится девочка или мальчик – все равно!» Но сами-то китайцы прекрасно знают, что это не все равно. В результате в Китае образовалась резкая диспропорция – мужчин молодых и среднего возраста гораздо больше, чем женщин. Как ни странно, положения женщин это никак не улучшило, в каком-то смысле даже ухудшило. В Китае развилась матримониальная преступность. Женщин стали воровать и свозить в регионы, где их особенно мало – для продажи будущим «мужьям». Власти, конечно, борются с этим, бандитов сажают, расстреливают и так далее. Но проблема в том, что, выбирая между жизнью или кошельком, китайский бандит чаще выбирает кошелек… Кошелек, он ведь тут, под носом, а что будет дальше – посмотрим.

Формально, у женщин, которых меньше, должно быть больше выбора. Они могут рассчитывать на лучшую партию, на большее внимание со стороны мужчин. На практике этого не происходит. Мужчина по-прежнему считается пупом земли. Самый захудалый мужчина все равно лучше самой распрекрасной женщины, он стоит на иной ступени развития. Так, в путеводителе для иностранцев можно встретить фразу: «В Китае традиционно уважают мужчин и презирают женщин». И далеко не все понимают, насколько это может шокировать, например, европейца или американца.

В Китае очень популярны матримониальные шоу. Они отдаленно похожи на российское «Давай поженимся», но только претендентов там не три, а двадцать, тридцать и более. Особенно интересно бывает смотреть, когда несколько десятков девушек претендуют на одного молодого человека. Парни часто не представляют собой ничего интересного – некрасивые, не сильно умные, с маленькой зарплатой. Девушки же по большей части – все как на подбор: современные, симпатичные, ухоженные, яркие, образованные, состоявшиеся в профессии или бизнесе. И при этом мужчина полон самого отвратительного самодовольства, предъявляет совершенно дикие требования, вроде того, чтобы девушка была ростом метр восемьдесят (сам он до метра семидесяти не дотягивает), имела бы квартиру в центре Пекина или Шанхая и была хозяйкой крупной фирмы или даже корпорации. На худой конец, пусть у нее будут богатые родители.

Разумеется, такую глупость выдержать трудно. Девушки начинают возмущаться прямо в студии, кричат «жениху»: посмотри на себя, что в тебе такого уж хорошего, чтобы за тебя биться – ни ума, ни красоты, ни перспектив?! Но – мужчина есть мужчина. Все это отскакивает от него, как от стенки горох, он лишь снисходительно ухмыляется. Конечно, не все мужчины таковы, но общая тенденция налицо.

В результате сейчас в Китае много мужчин и женщин, так и не устроивших свою личную жизнь. Правда, обычно это больше огорчает их родителей, а не их самих.

В связи с этим появились даже новые услуги, такие, как «невесты напрокат». Чтобы не огорчать родителей, молодой человек платит агентству, которое выделяет ему девушку на время. С этой девушкой парень едет к родителям – обычно на китайский Новый год – и представляет ее как свою невесту. Таким образом, все остаются довольны. Нечто похожее существует и с молодыми людьми.

Европеец наверняка подумает, что без секса тут не обойдется. Однако это не так. В Китае, несмотря на чрезмерную плодовитость, к сексу относятся спокойно. Тут считается нормальной ситуация, когда жена и муж живут в разных городах, а видятся один-два раза в год, по большим праздникам.

Хотя в Китае была написана масса книжек по так называемому искусству внутренних покоев, молодежь китайская в смысле секса довольно неразвита. Во всяком случае, в том, что касается эротической и романтической стороны дела. Целоваться в Китае не принято, а как еще выражать свое расположение? Я не раз видел, как молодой человек в публичном месте, неприлично хихикая, с вызовом гладил свою партнершу где-то в области желудка. Понятно, что обед для китайца – дело святое, и потому желудок — главная эрогенная зона. Но все-таки европейцу понять такое трудно.

Но даже если кому-то повезло, и человек нашел себе пару, на пороге семейной жизни могут возникнуть самые неожиданные трудности. Так, в последнее время в Китае распространилось поветрие, когда свекровь не разрешает своему сыну и невестке заводить детей. Свекровь полагают, что главная задача сына – холить и лелеять ее старость, а дети его будут отвлекать. Если учесть, что в Китае средний возраст зашкаливает за восемьдесят лет, ждать возможности завести детей придется очень долго.

Китай меняется, и не всегда в лучшую сторону. Хотя традиционно здесь почитают старших, все чаще дети отказываются помогать родителям, содержать их на свой счет. Есть и противоположная тенденция: вполне здоровые и нестарые люди начинают требовать алиментов от своих детей.

Конфликты поколений этим не исчерпываются. Те, кто жил при Мао Цзэдуне, придерживаются коммунистических взглядов, «дети» Дэн Сяопина высоко ставят личную свободу, их дети, в свою очередь, думают, в основном, о деньгах и развлечениях, а самые младшие вообще пока ни о чем не думают, кроме как о симпатичных гаджетах.

Современным детям тоже несладко. Китайский ребенок, как правило, один в семье и растет в обстановке всеобщего обожания и преклонения. В результате часто из него вырастает человек, не умеющий соотносить свои желания и потребности окружающих. Но если в детстве ему все позволялось, то, выйдя из школы, он становится таким же, как все, и никто теперь не будет терпеть его выкрутасы. В частности, и отсюда идет разочарованность китайской молодежи в современной жизни. С одной стороны, вокруг масса возможностей, но если у тебя нет богатых или влиятельных родителей, добиться чего-то серьезного очень трудно…

Но, впрочем, Китай и китайцы славятся именно своей приспособляемостью, не зря они существуют пять тысяч лет. И если китайцам становится ясно, что дело плохо, они всегда способны консолидироваться и совместными усилиями разрешить проблему. Такова эта страна, и таков этот народ.

Алексей Винокуров, главный редактор сайта «Весь Китай» — специально для «Ферганы»

www.iarex.ru