Отношения, психология, жизненные ситуации

Самооценка в юношеском возрасте

1.2 Особенности самосознания в юношеском возрасте

Юношеский возраст всегда рассматривался как один из самых сложных и наиболее важных и ответственных в плане формирования личностных периодов. Исследователи по-разному характеризуют место, занимаемое этим возрастом в общем цикле развития личности «завершающий этап подготовки к вступлению в самостоятельную, трудовую и общественную деятельность» (С.В.Черенкова); «важнейший этап развития личности как субъекта труда, познания и общения» (А.В. Иващенко, В.П. Ижицкий, Т.Н. Мальковская, А.В. Мудрик); «период самоопределения, решения вопросов «кем быть» и «каким быть» тревожного поиска гражданского идеала и призвания к профессиональной деятельности» (Е.А. Михайлычев) и т.д. «Осознание своего места в будущем, своей жизненной перспективы» Л.И. Божович считала центральным моментом психического и личностного развития в этом возрасте. В юношеском возрасте стабилизируются, и вместе с тем получают новый виток развития черты характера и основные формы межличностного поведения, интенсивно развивается сознание и самосознание личности, формируется «Я-концепция». В этом возрасте продолжают формироваться и одновременно реализовываться жизненные планы и профессиональные устремления личности [23].

Юношеское “Я” еще не определено, расплывчато, оно нередко переживается как смутное беспокойство или ощущение внутренней пустоты, которую необходимо чем-то заполнить. Отсюда растет потребность в общении и одновременно повышается его избирательность, потребность в уединении.

Представление юноши о себе всегда соотносится с групповым образом “Мы”, то есть образом типичного сверстника своего пола, но никогда не совпадает с этим “Мы” полностью. Чем старше и более развит человек, тем больше находит он различий между собой и “усредненным” сверстником.

Исключительно важной инстанцией самосознания, во многом закладываемой в ранней юности, является самоуважение. Это понятие многозначно, оно подразумевает и удовлетворенность собой, и принятие себя, и чувство собственного достоинства, и положительное отношение к себе, и согласованность своего наличного и идеального “Я”. В зависимости от того, идет ли речь о целостной самооценке себя как личности или о каких-либо отдельных исполняемых социальных ролях, различают общее и частное самоуважение. Поскольку высокое самоуважение ассоциируется с положительными, а низкое – с отрицательными эмоциями, мотив самоуважения – это личная потребность максимизировать переживание положительных и минимизировать переживание отрицательных установок по отношению к себе [11].

Человек с высоким самоуважением считает себя не хуже других, верит в себя и в то, что может преодолеть свои недостатки. Низкое самоуважение, напротив, предполагает устойчивое чувство неполноценности, ущербности, что оказывает крайне отрицательное воздействие на эмоциональное самочувствие и социальное поведение личности. Для юношей с пониженным самоуважением типична общая неустойчивость образов «Я» и мнений о себе. Они больше других склонны «закрываться» от окружающих, представляя им какое-то «ложное лицо», «представляемое Я».

В юношеском возрасте в рамках становления нового уровня самосознания идет и развитие нового уровня отношения к себе. Одним из центральных моментов здесь является смена оснований, критериев для самооценки – они смещаются, говоря словами Л.С.Выготского, «из вне, во внутрь», приобретая качественно иные формы, сравнительно с критериями оценки человеком других людей. Переход от частных самооценок к общей, целостной (смена оснований) создает условия для формирования в подлинном смысле слова собственного отношения к себе, достаточно автономного от отношения и оценок окружающих, частных успехов и неудач, всякого рода ситуативных влияний. Оценка отдельных качеств, сторон личности играет в таком собственном отношении к себе подчиненную роль, а ведущим оказывается некоторое общее, целостное «принятие себя», «самоуважение». Именно в юности формируется эмоционально-ценностное отношение к себе, то есть «оперативная самооценка» начинает основываться на соответствии поведения, собственных взглядов и убеждений, результатов деятельности [22].

Таким образом, можно сделать вывод, что, так как центральным психологическим процессом юношеского возраста является развитие самосознания это побуждает личность соизмерять все свои стремления и поступки с определенными приступами и образом собственного “Я”.

studfiles.net

Особенности самооценки в юношеском возрасте

Проблема самооценки в психолого-педагогических исследованиях. Особенности формирования самооценки в юношестве. Экспериментальное исследование, основанное на использовании методик «Лесенка» и «Проба Де Греефе», с целью определения уровня самооценки.

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Глава 1. Теоретические аспекты изучения особенности самооценки в юношеском возрасте в отечественной и зарубежной психологии

1.1Проблема самооценки в психолого-педагогических исследованиях

1.2Особенности формирования самооценки в юношеском возрасте

Глава 2. Экспериментальное исследование и анализ полученных результатов

2.1Цель, задачи, гипотеза и методики исследования

Список используемой литературы

Из ежедневного опыта нам известно, в какой мере барометр нашей самооценки и доверия к себе поднимается и падает в зависимости скорее от чисто органических, чем от рациональных причин, причем эти изменения в наших субъективных показаниях, нимало не соответствуют изменениям в оценке нашей личности со стороны близких, друзей, знакомых — значимых для нас людей.

Актуальность выбранной темы: «Особенности самооценки в юношеском возрасте» определяется следующим:

Во-первых, тем, что ранний юношеский возраст интересен тем, что он находится на границе между эпохой детства и эпохой взрослости. По сути, это самая важная характеристика юношеского возраста. В этом возрасте поведение юношей и девушек претерпевает существенные изменения, намечаются основные жизненные цели и смысл жизни. Самооценка имеет огромное значение в юношеском возрасте, именно ее уровень оказывает влияние на социальное развитие человека, его адаптацию к новым социальным условиям, поэтому актуальность темы не вызывает никаких сомнений.

Во-вторых, принимая во внимание огромное количество научных областей, изучавших основные аспекты самооценки, как компонента самосознания и ее связи с личностными чертами, представляется наиболее перспективным. На сегодняшний день разработаны теоретические положения, определяющие место самооценки в самосознании, делаются попытки определить структуру самооценки, ее возрастную динамику. Таким образом, наше исследование, возможно, внесет что-то новое в изучаемую проблему.

Указанные обстоятельства определили выбор темы исследования и основные направления ее разработки.

Самооценка играет огромное значение в юношеском возрасте, именно ее уровень оказывает влияние на социальное развитие человека, его адаптацию к новым социальным условиям. Исследованиями в этой области занимались многие психологи — Бернс Р, Божович Л.И, Бороздина Л.В и др.

В настоящее время изучение самооценки как компонента самосознания и ее связи с личностными чертами представляется наиболее перспективным. На сегодняшний день разработаны теоретические положения, определяющие место самооценки в структуре самосознания (Чеснокова, 1977; Кон, 1978; Бо-роздина, 1999; и др.), делаются попытки определить структуру самооценки (Захарова, 1989), ее возрастную динамику (Бороздина и др., 1983; Бороздина, Молчанова, 1988, 1990, 1996, 1997, 1998, 1999).

На основе вышеописанного представления проведено большое количество исследований. Во многих из них самооценка определялась через притязания субъекта (Зейгарник, 1981; Ерофеев, 1983; Резниченко, 1986 и др. (см. главу2)); изучалось, как соотносится самооценка с ожиданиями результатов деятельности (см. напр.: Алексеева, 1977), как она изменяется при овладении способами учебной работы (Резниченко, 1986), как самооценка связана со значимостью (для ученика) учебного предмета (Сафин, 1975). Изучалась связь самооценки с параметрами учебной деятельности студентов (Бороздина, Рощина, 1987). В исследовании Э.М.Александровской и Ю.Пиатковской (1990) смотрелась корреляция самооценки (которая понималась как процесс когнитивной и аффективной оценки индивидуумом собственной персоны) учащегося с оценкой педагогов, матерей, со школьной успеваемостью.

Было установлено, что в четвертом классе самооценка возможностей у школьника в наибольшей степени коррелирует с объективной оценкой матерей и педагогов. Обнаружено, что при ответе на опросник социальных отношений Литманна, мальчики (четырехклассники) чаще указывают на трудности в общении: девочки, наоборот, чувствуют себя свободнее в межличностных отношениях.

Возрастание позитивной самооценки у детей с возрастом трактовалось авторами как норма, т.к. при сравнении результатов самооценки с показателями концентрации внимания и интеллекта, при уменьшении последних (которые определялись тестами Паули и Векслера соответственно), наблюдается повышение числе аномалий в личностных и социальных сферах.

Авторы говорят о том, что ухудшение школьной успеваемости, связано с повышенной самооценкой. Низкая школьная успеваемость ведет к невротическим наслоениям, которые в свою очередь усугубляют трудности адаптации ребенка к школе. Точно также школьная успеваемость может снижаться в связи с психогенными нарушениями развития (Александровская, Пиатковская, 1990).

Возрастные изменения в самооценке школьника были предметом изучения в ряде других работ. В исследовании Е.И.Савонько (1972) обнаружено, что с возрастом (с 3 по 9 класс) происходит переориентация школьников с оценки других людей (оценивающих выполнение различных действий, задач школьниками) на самооценку. В одном эксперименте (Носенко, 1998) обнаружена интересная деталь, а именно: по мере взросления (от 12-и к 14-и годам) происходит рост аффективных реакций на неуспех в зависимости от высоты самооценки. Двенадцатилетние школьники с высокой и низкой самооценкой мало отличаются друг от друга при реакции на неуспех (по показателям качества и времени решения). Четырнадцатилетние школьники с высокой и низкой самооценкой по разному реагируют на неуспех: у лиц с низкой самооценкой ухудшается качество решения трудных задач, увеличивается время на их решение, появляется большое количество аутистичных жестов, чего не наблюдается (при неуспехе) у лиц с высокой самооценкой. Это исследование, в какой-то степени, может служить подтверждением гипотезы о том, что самооценка (ее высота) вносит свой вклад в эмоциональный комфорт (или дискомфорт) субъекта (Бороздина, 1992; Бороздина, Залученова, 1993 и др.).

Связь самооценки с эмоциональной сферой прослеживается в работе Б.Мейер (1990). Обнаружены половые различия в самооценке школьников, что связано, по мнению автора, с высокой пре-, пери-, и постнатальной уязвимостью у мальчиков, различием в темпах созревания, а главным образом в специфических для полов влияниях. Четырнадцатилетние мальчики по сравнению с девочками менее склонны к самобичеванию и сомнению, более доверчивы к своему социальному окружению, оптимистичны, активны и решительны, считают себя менее эмоционально возбудимыми (эти данны-2 подтверждаются оценками матерей).

Наиболее существенное влияние на самооценку ребенка оказывает чувство защищенности в семье. Чем слабее эмоциональные связи в семье, констатирует Б.Мейер, тем чаще обнаруживаются у ребенка негативные самооценки. Это приводит, в итоге, к скрытой и явной агрессии, подозрительности, враждебности (Мейер, 1990). Бросается в глаза, что многие исследования, в данной области, проводятся на школьниках ( в т. ч., на младших), что заставляет осторожно относиться к получаемым результатам, т.к. известно (Божович, 1968), что самооценка — достаточно позднее образование, нередко датирующееся подростковым и юношеским возрастом. Представляется более точным исследовать самооценку, начиная с подросткового возраста. Б.Цоков (1984) сделал попытку проследить взаимосвязь между Я-образом и эмоциональными характеристиками личности у юношей и девушек. Было обнаружено, что у юношей большое различие между реальным и идеальным «Я» есть источник завышенной и неточной самооценки (отождес гвляемой с образом «Я»); низкая динамика «Я» (понимаемая как различие между «реальным» и «идеальным» Я) сочетается с низким уровнем тревожности (Цоков, 1984; подробнее см. главу 2).

Цель и задачи исследования: цель данного исследования заключается в определении особенностей самооценки в юношеском возрасте. Исходя из поставленной цели, нами решаются следующие задачи:

1. рассмотреть и проанализировать психолого-педагогические исследования зарубежных и отечественных исследователей по проблеме самооценки;

2. определить и проанализировать особенности формирования самооценки в юношеском возрасте;

3. сделать анализ результатов проведенного исследования.

Гипотеза исследования: в проводимом исследовании я выдвигаю гипотезу о том,

Объектом исследования: самооценка в юношеском возрасте.

Предметом исследования: особенности самооценки в юношеском возрасте.

— методика «Лесенка» Щур В.Г;

— методика изучения самооценки Дембо-Рубинштейн;

— и методы математической статистики.

В исследовании принимали участие

Апробация работы: по окончанию исследования и обработки полученных результатов, с ними были ознакомлены все участники данного исследования.

Большинство определений понятия «самооценка» характеризуется рядом общих положений, которые суммируются в оценку личностью самого себя, своих возможностей, качеств и места среди других людей. Относясь к ядру личности, самооценка является важным регулятором ее поведения. От самооценки зависят взаимоотношения человека с окружающими, его критичность, требовательность к себе, отношение к успехам и неудачам. Тем самым самооценка влияет на эффективность деятельности человека и дальнейшее развитие его личности. Самооценка тесно связана с уровнем притязаний человека, т.е. степенью трудности целей, которые он ставит перед собой. Расхождение между притязаниями и реальными возможностями человека ведет к тому, что он начинает неправильно себя оценивать, вследствие чего его поведение становится неадекватным (возникают эмоциональные срывы, повышенная тревожность и др.). Самооценка получает объективное выражение в том, как человек оценивает возможности и результаты деятельности других (например, принижает их при завышенной самооценке) [8; 99-101].

В работах отечественных психологов показано влияние самооценки на познавательную деятельность человека (восприятие, представление, решение интеллектуальных задач) и ее место в системе межличностных отношений, определены приемы формирования адекватной самооценки, а в случае ее деформации — ее преобразований путем воспитательных воздействий на личность [1; 39-41].

Предметом самооценки могут стать физические данные, способности, социальные отношения и множество других личностных проявлений. Принципиально важным оказывается вопрос, как, по какому основанию частная самооценка интегрируется в общее чувство положительности или отрицательности индивида к себе [9; 58-64]. В западной литературе выделяются пять основных подходов к пониманию глобальной самооценки (общего самоуважения, самоотношения) и ее структуры:

1. Самоотношение — как сумма частных самооценок, связанных с различными аспектами Я-концепции [13; 25-37].

2. Самоотношение — как интегральная самооценка частных аспектов, взвешенных по их субъективной значимости. Истоки данных представлений исторически лежат во взглядах У. Джемса, который считал, что неуспех в малозначимых сферах мало влияет на общую самооценку. Однако, прямых доказательств обоснованности соответствующих представлений не получено. В определенной степени это связано с неразработанностью понятия субъективной значимости и возможностью существования взаимодействия между значимостью и самооценкой [23; 54-73]. Так, Узле и Дж. Марвелл считают, что если низкая самооценка по отдельному качеству вступает в противоречие с потребностью иметь высокое общее самоуважение, то одним из возможных механизмов является снижение значимости тех аспектов, по которым субъект себя низко оценивает [1; 23-26]. М. Розенберг получил подтверждение этой идеи: он обнаружил, что более высокая значимость приписывается индивидом именно тем аспектам, по которым он успешен. В исследовании Ходжа и Маккарти была предпринята попытка прямой проверки положения об интегральном характере обобщенной самооценки. На основании полученных результатов, они пришли к выводу, что интегральная самооценка частных аспектов и общее самоуважение — это разные «конструкты», за которыми надо искать различное психологическое содержание [1; 34-39]. В целом, как считают исследователи, результаты этих экспериментов заставляют усомниться в утверждении глобальной самооценки как самооценки, интегрированной из частных составляющих.

3. Самоотношение — как иерархическая структура, включающая частные самооценки, интегрированные по сферам личностных проявлений и в комплексе составляющие обобщенное «Я», которое находится на верху иерархии. Так, Р. Щавельзон предложил модель такого рода: обобщенная самооценка находится на вершине иерархии и может быть разделена на академическую и неакадемическую (связанную или несвязанную с успехами в учебе). Последняя подразделяется на физические, эмоциональные и социальные аспекты. Однако, структура обобщенного самоотношения остается неясной. Существует множество сфер, в которых проявляется личность, так что сведение психологической структуры самоотношения к структуре сфер самооценивания ничего не прояснит. Теоретические установки, согласно которым самооценка и общее самоуважение есть эмоциональная реакция на то или иное содержание образа себя, оказываются, сводимы к тем сферам личности и жизнедеятельности, которые могут быть объектами осознавания и оценки. Именно это выражено в концепции Р. Щавельзона, который на основе анализа исследований, разводящих когнитивную и оценочную компоненты Я-концепции, пришел к выводу, что данное разграничение не имеет большого смысла (т. к. в его пользу нет достаточных аргументов). Отсюда Я-концепция и обобщенная самооценка — это просто одно и тоже [4; 156-179].

4. Самоуважение — понимается как самостоятельная переменная, имеющая свою особую природу. Так, С. Куперсмит и М. Розенберг рассматривают самоотношение как своеобразную личностную черту, малоизменяющуюся от ситуации к ситуации и даже от возраста к возрасту. В основе устойчивости общего самоуважения, как предполагается, лежат два основных внутренних мотива: мотив самоуважения и потребность в постоянстве образа. Мотив самоуважения определяется как «личная потребность» сделать как максимальным переживание положительных и минимальным отрицательных установок по отношению к себе [4; 202-206].

5. Самоотношение как чувство, включающее переживания различного содержания (самоуверенность, самопринятие и т.п.). Исследователи Л. Уэлс и Дж. Марвелл, проанализировавшие различные концепции обобщенной самооценки, выделили три основных понимания самоотношения:

К. Роджерс рассматривает самоприятие — как приятие себя в целом, вне зависимости от своих свойств и достоинств, а также выделяет самооценку — отношение к себе как носителю определенных свойств и достоинств. Однако, если в обзоре Уэлса и Марвелла представлены различные понимания глобальной самооценки как единого и целостного образования, то К. Роджерс рассматривает самоприятие и самооценку как два аспекта самоотношения, которые разбиваются на две подсистемы: самооценочную и эмоциональную [24; 189-211]. В то же время, большинство исследователей представляют аффективный процесс как оценочный, описанный в терминах эмоций.

Опираясь на изложенные взгляды, можно сделать вывод, что глобальная самооценка не просто отражает обобщенные чувства положительности или отрицательности по отношению к себе, а сама обладает сложным строением. Можно выделить два положения, которые принимаются большинством исследователей:

1. существуют некоторые обобщенные самоотношения (самоуважение, глобальная самооценка), выражающее степень положительности субъекта к себе;

2. это обобщенное самоотношение каким-то образом интегрируется из частных самооценок.

В отечественной психологии наиболее разработанной является концепция самосознания, предложенная Б. В. Столиным. Общие представления о самопознании и самоотношении опираются на идеи А. Н. Леонтьева о деятельности, сознании личности, на представлении о личностном смысле как одной из основных “образующих сознания”. Самосознание, вслед за А. И. Леонтьевым, понимается не как самоописание, самопознание или комплекс оценок. Самосознание личности направлено на то основное, что составляют ее психологическую сущность — на ее собственный личностный способ интеграции деятельностей, интеграции и иерархизации ее мотивов. При этом одни и те же по своему содержанию обстоятельства, действия, их последствия, вовлекаемые в различные жизненные отношения, т. е. в разные деятельности, будут иметь различный личностный смысл [22; 89-93].

Таким образом, одновременно осуществляя разные отношения с помощью разных деятельностей, человек находится в потенциально конфликтной ситуации, в которой одни и те же действия могут обладать разными смыслами (в отношении к разным мотивам.). Этот противоречивый составной смысл В. В. Столин называет «конфликтным смыслом». По В. В. Столину процесс самосознания происходит в виде переживания конфликтных смыслов, в ходе которого для личности становится ясным, что она может преодолеть, что заставит ее отступить. «Конфликтный смысл будет позитивным для личности в той мере, в которой отражает связь действия с достижением одного мотива и негативным в той мере, в которой удаляет от другого мотива» [22; 101-142]. Этот процесс В. В. Столин соотносит с идеей А.Н. Леонтьева об «особом внутреннем движении сознания», проходящем по вертикали, в плане соотнесения мотивов друг с другом и приводящем к становлению «связной системой личностных смыслов», к «становлению личности». В качестве личностных преград могут выступать не только внешние объективные обстоятельства, но и различные качества и черты собственной личности, такие как гордость, самолюбие, робость и т.д. Каждая из этих внутренних преград предполагает специфическую для нее ситуацию, в которой столкновение с мотивами совершаемых действий приводит к переживанию конфликтного смысла. Эта конфликтность не просто сигнализирует личности о нежелательности совершения действий, но и в процессе выбора между противоречивыми деятельностями (и стоящими за ними мотивами) будет раскрывать для личности ее же собственные качества. Результатом же этого процесса является не только осознание личностью ее собственных качеств, но и выработка того или иного отношения к себе, в зависимости от того, выступали ли данные личностные образования в качестве способствующих или препятствующих достижению ведущих мотивов [22; 122-128].

Если традиционно самоотношение рассматривается через сравнение себя и своих качеств с некоторой нормой, то в данной концепции соотношение не является ни следствием знания о себе, ни реакцией на определенные аспекты образа «Я». Наоборот, и знание о себе и самоотношение есть следствие одних и тех же общих причин, лежащих вне субъекта, в его деятельности. Природа самоотношения не замыкается внутренним пространством личности, а через мотивы связывается с реальной жизнедеятельностью субъекта.

Согласно результатам исследований В. В. Столина, в основе самоотношения лежат три эмоциональных измерения: самоуважение, аутосимпатия и близость к себе (самоинтерес), которые за счет этой структуры интегрируются в общее чувство положительного или отрицательного отношения к себе [22; 153]. Кроме этого, выделяется и такой аспект самоотношения, как «ожидаемое отношение к самому себе». Специфика этого измерения в том, что симпатия-антипатия в собственный адрес приписывается другим людям вообще.

Интересен подход М.И. Лисиной к изучению образа себя с позиций концепции общения. Согласно этой концепции в структуре образа, который возникает в результате общения, выделяются две основные части — когнитивная и аффективная (знания и отношения). В аффективной составляющей образа предстает отношение человека к себе, а в когнитивной — представление или знание о себе. В образе самого себя в неразрывной связи представлено и знание о себе, и отношение к себе. Аффективная составляющая образа, абстрагированная от знания, в онтогенезе выступает как самооценка, а когнитивная — как представление человека о себе. Определяющим фактором развития образа себя выступает опыт, как самостоятельной деятельности, так и общение с другими людьми [7; 36-38].

Приведем предположение С.Л. Ментилеева об иерархически-динамическом строении самоотношения, который делает следующий вывод: самоотношение не есть собственно психическое содержание человека. Строение и суть самоотношения могут быть раскрыты лишь в контексте реальных жизненных отношений субъекта и деятельностей, за которыми стоят мотивы, связанные с самореализацией субъекта как личности. При этом выражение смысла «Я» осуществляется двумя способами — самооценкой и эмоционально-ценностным отношением. Самооценка представляет собой самоуважение, чувство компетентности или чувство эффективности. В качестве эмоции самоотношение предстает как симпатия, чувство собственного достоинства, ценности себя. В самооценке оценочным основанием какого-либо суждения являются другие люди. В эмоционально-ценностном отношении оценочный механизм в виде операции социального сравнения и сравнения с нормой заменяется отражением отношений предпочтения внутри системы «Я-Я» и не имеет внешних оценочных оснований (соответственно, меньше зависит от успехов и неуспехов). Иерархия мотивов и определенная социальная концепция субъекта обуславливают, в конечном счете, ту конкретную обобщенную форму, в которой смысл «Я» оказывается, представлен субъекту [28; 121-127].

В психологии «Я» разрабатываются представления о структуре самосознания и самооценки индивида. Например, М.Розенберг выделил несколько измерений для характеристики уровня самосознания у разных людей или у одного и того же человека на разных стадиях его развития:

1. Степень когнитивной сложности и дифференцированное (чем больше своих качеств личность осознает и чем сложнее и обобщеннее сами качества, тем выше уровень ее самосознания).

2. Степень отчетливости, выпуклости «образа Я», его субъективной значимости для индивида.

3. Степень внутренней цельности, последовательности «образа Я». По мнению автора, самосознание человека противоречиво: идеальное Я никогда не совпадает с реальным, и это противоречие является главной движущей силой самовоспитания.

4. Степень устойчивости, стабильности «образа Я» во времени [4; 304-326].

Традиционно выделяют следующие характеристики самооценки: адекватностъ-неадекватность (Л.И.Божович, Р.Б.Стеркина). Мерой адекватности при этом выступает ее соответствие объективной ценности индивида. Однако, как считает М.И.Лисина, каждая человеческая личность уникальна, и, следовательно, соразмерная ей самооценка — величина бесконечно большая. В этом смысле завышенная самооценка невозможна. Самооценка не выбирается ребенком произвольно, а определяется обстоятельствами его жизни, т. е. она «всегда объективно обусловлена и адекватна породившим ее обстоятельствам» [6; 312].

Как видно, самооценка имеет множество характеристик и проявлений. Возникает вопрос, какие (или какую) функции выполняет самооценка. Н. И. Сарджвеладзе выделяет шесть основных функций:

1. Функция «зеркала» (отображения себя) — заключается в том, что человек отражает сознание окружающих, переносит свое «отражение» вовнутрь. (Можно предположить — с целью самоотображения и самокоррекции).

2. Функция самовыражения и самореализации.

3. Функция саморегуляции и самоконтроля. Лишь имея сложившиеся представления о себе и определенным образом, относясь к себе, личность способно регулировать и контролировать свою деятельность.

4. Функция сохранения внутренней стабильности «Я» (внутренняя согласованность).

5. Функция интракоммуникации. Для себя собой личность выступает в виде социума, взаимодействуя с самой собой и вступая в «диалог».

6. Функция психологической защиты [17; 125-134].

Последняя представляет интерес для многих исследователей. Действительно, с одной стороны, самооценка должна предоставить адекватные сведения об индивиде, а с другой — «при получении информации, представляющей угрозу сложившимся представлениям о собственном «Я» вступают в силу защитные механизмы» (Н.И. Сарджвеладзе) [17; 142-146]. И.С. Кон рассуждает: «Не следует, однако, думать, что наше «Я» только то и делает, что «подгоняет» противоречивую информацию о себе к желаемому образцу. Индивид объективно заинтересован не только в положительном образе «Я», но и в правильной, адекватной оценке своих возможностей, чтобы сообразовать с этим реальный уровень своих притязаний» [13; 25-37]. Должен существовать механизм, дающий обобщенную и неискаженную оценку «Я» как условия самореализации. Можно предположить, что такую оценку дает, в первую очередь, эмоционально-ценностное отношение к себе, в то время, как самооценка, в большей степени подвержена действию защитных механизмов.

Была также сделана попытка разработать структурно-динамическую модель самооценки (Захарова). Самооценка, по ее мнению, функционирует в двух основных формах — как общая и как частная (парциальная, или конкретная). Частные самооценки отражают оценку субъекта своих конкретных проявлений и качеств. Общую самооценку автор понимает как иерархизованную систему частных самооценок, находящихся в динамическом взаимодействии между собой, и выделяет в ней два компонента: эмоционально-ценностное отношение личности к себе и когнитивный, причем последнему отводится ведущая роль, т.к. он обобщает и синтезирует наиболее значимые для личности самооценки. Общая и частная самооценка характеризуются набором показателей, представленных, как правило, в виде оппозиций: адекватная — неадекватная, высокая — низкая, устойчивая — неустойчивая самооценка и т.д. По временной отнесенности содержания автором выделяются следующие виды самооценки: прогностическая, актуальная и ретроспективная. Функция прогностической самооценки — оценка субъектом своих возможностей, определение своего отношения к ним. Функцией актуальной самооценки является оценка и основанная на ней коррекция исполнительных действий по ходу развертывания поступка. Функция ретроспективной самооценки — оценка субъектом достигнутых уровней развития, итогов деятельности, последствий поступков и т.п. Характеристики этих видов самооценки: уровень притязаний, действия самоконтроля, мера критичности [9; 74-81].Самооценка является сложным многоаспектным психологическим явлением. На основе описанных выше представлений можно представить структуру самосознания (частью которой является самооценка), вслед за большинством авторов, как состоящую из трех частей: образа «Я» (самопознание) — когнитивного компонента, эмоционально-ценностного отношения к себе (часто называемая самоотношением) — аффективного компонента, саморегуляцией деятельности — поведенческого компонента, и констатировать, что самооценка здесь как отдельный конструкт не выделяется и не исследуется.

Таким образом, в настоящее время можно выделить три подхода к тому, чем является самооценка и как она представлена в самосознании индивида:

1. Самооценка является частью концепции «Я», обозначаемой как «эмоционально-ценностное» отношение к себе (Берне, Столин, Соколова, Wylie и мн.др.). В рамках этого подхода авторы, как правило, либо отождествляют самооценку с эмоционально-ценностным отношением (ЭЦО) к себе, либо определяют ее как часть ЭЦО, часто отождествляя с самоуважением (Пантилеев). Такое представление является наиболее распространенным.

2. Самооценка понимается как когнитивная подструктура (или схема), которая обобщает прошлый опыт личности и организует, структурирует новую информацию о «Я», т.е. фиксирует знание субъекта о себе (Кон, Тульчинский). Самооценка — это образ «Я» субъекта.

3. Наименее распространенным является подход, при котором самооценка не сводится ни к образу «Я», ни к эмоционально-ценностному отношению к себе. По мнению Л.В.Бороздиной, самооценка отвечает на вопрос: чего стоит то, что Я имею? Что это значит? Самооценка — это наличие критической позиции индивида по отношению к тому, чем он обладает, но это не констатация имеющегося потенциала, а именно оценка его с точки зрения определенной системы ценностей.

Следует признать, что до сих пор ни в отечественной, ни в зарубежной литературе нет общепринятого определения понятия «самооценка». Вследствие этого возникают трудности сопоставления этого концепта с другими, использующимися в сфере психологии «Я».

1.2Особенности формирования самооценки в юношеском возрасте

В многочисленных психологических исследованиях, посвященных юношескому возрасту, чаще всего акцент делается на вопросах развития самосознания и адекватной самооценки, т.к. именно этот возраст является центральным периодом становления мировоззренческой системы, некоторых черт характера и социального интеллекта.

С точки зрения Олпорта Г. самооценка начинает развиваться где-то в возрасте пяти-шести лет. Это время, когда ребенок начинает узнавать, чего от него ожидают родители, родственники, учителя и другие люди, каким они хотят его видеть. Именно в этот период ребенок начинает понимать различие между «Я хороший» и «Я плохой». И все же, у ребенка нет достаточного развитого сознания, ни представления о том, каким он будет, когда станет взрослым. Как говорил Олпорт: «В детстве способность думать о себе, каков ты есть, каким хочешь быть и каким должен стать, находится лишь в зачаточном состоянии» [17; 49-51].

Юношеский возраст характеризуется тем, что в этот период в отличие от предыдущих периодов развитие интеллектуальных и физических способностей имеет наибольший пик, а изменяющееся отношение к самому себе окрашивает все действия. Физические данные, имеющие такое большое значение в подростковом возрасте, не теряют своей актуальности, но как бы отходят на второй план, и на первое место становятся умственные способности, знания, умения и навыки [18; 440-455]. В юношеском возрасте происходит смена социальной позиции и преобразование процессов самоактуализации, в психологическом плане главной особенностью данного возраста является вступления в самостоятельную жизнь, когда происходит выбор профессии и начальное определение своего жизненного пути.

Как личностному образованию самооценке отводится центральная роль в общем контексте формирования личности — ее возможностей, направленности, активности, общественной значимости. Констатируется, что принятые личностью ценности составляют ядро самооценки, определяющее специфику ее функционирования как механизма саморегуляции и совершенствования личности. Ведущая роль отводится самооценке и в рамках исследования проблем самосознания: она характеризуется как стержень этого процесса, показатель индивидного уровня его развития, интегрирующее начало и его личностный аспект, органично включенный в процесс самопознания. С самооценкой связываются оценочные функции самосознания, вбирающие в себя эмоционально-ценностное отношение личности к себе, отражающие специфику понимания ею самой себя [8; 99-101].

Сложность изучения проблемы самооценки определяется также тем, что она органично включает в себя два взаимосвязанных аспекта: процессуальный и структурно-итоговый. Изучение специфики репрезентации в самооценке этих аспектов сопряжено с разными задачами исследования: с задачей раскрытия путей, условий и способов ее порождения, развития и функционирования и с задачей выявления ее показателей как личностного образования, интегрирующего в определенные системы знания человека о себе и его отношение к себе. Двуединая природа самооценки нашла отражение и в тех определениях, которые ей даются в психологической литературе: в них либо актуализируются ее операциональные характеристики, фиксируются способы, с помощью которых человек оценивает себя, либо выделяются показатели ее как личностного образования. В самооценке видят проекцию осознаваемых качеств на внутренний эталон, сопоставление своих характеристик с ценностными шкалами, форму отражения отношения к себе, личностное суждение о собственной ценности, позитивную или негативную установку на себя и т. п.

В этом разделе мы рассматриваем вопрос о том, каким образом развивается самооценка в юношеском возрасте и при каких условиях. Сформированность индивидуально-типологических особенностей зависит как от природных задатков, так и от средовых влияний. Но для оптимального понимания того, как именно развивается самооценка в юношеском возрасте, что влияет на ее формирование, следует рассмотреть ту социальную ситуацию, в которой развиваются юноши и девушки в период своего становления, какие проблемы и вопросы перед ними возникают.

В юношеском возрасте, в сознании субъекта, происходит как бы подсознательное и интуитивное сопоставление требований окружающей действительности и его способностей, возможно направленных на их удовлетворение, что дает положительный сигнал к действию в полную силу, чтобы проявить себя как можно лучше и полнее, — Л.М. Фридман, И.Ю. Кулагина [24; 111-123].

Научными исследованиями выявлено: каждый человек намеренно или сам того не осознавая, нередко сравнивает себя с окружающими и в итоге вырабатывает довольно устойчивое мнение о своем интеллекте, внешности, здоровье, т.е. формирует «набор самооценок».

Самооценка — это осознание собственной идентичности независимо от меняющихся условий среды. Сопоставляя мнения о себе окружающих людей, человек формирует самооценку, причем вначале он учится оценивать других, а потом уже себя. И лишь в юношеском возрасте формируется умение самоанализа, самонаблюдения и рефлексии, способность анализировать собственные результаты и, тем самым, оценивать себя. По мере взросления оценочные процессы все в большей степени помогают личности достичь такого уровня самоактуализации, который позволяет осознавать и ощущать внутренние переживания [27; 201-221].

Многие представления о себе, которые формировали Я-концепцию человека в период его взросления и продолжают обогащать ее уже у взрослой личности, по-прежнему основываются на собственном организмическом (в лексике К. Роджерса) оценочном процессе (здоровый — нездоровый, красивый — некрасивый, счастливый — несчастливый и т. д.). Этот процесс связан с тенденцией актуализации. Таким образом, Я-концепция формируется в связи с самоактуализацией личности, стремление к актуализации — мотивирующий стимул развития Я-концепции. Этот процесс в большей мере контролируется принятыми личностью социальными (культурологическими, нравственными и др.) понятиями и ценностями. В соответствии с представлениями, устремленностями, критериями оценки определенных социальных групп, к которым относится личность, у нее возникают различные представления [18; 440-443].

Становление личности включает в себя обеспечивающий целостность психологического облика относительно устойчивый образ «Я», т.е. представление о самом себе. Психологи рассматривают принятие себя как основу того сложного психологического образования, которое называется «Я-концепция». Самооценка осуществляется путем сравнивания идеального «Я» с реальным, но в этом возрасте идеальное «Я» еще всесторонне не оценено самой личностью. Это объективное противоречие в развитии личности молодого человека может вызвать у него внутреннюю неуверенность в себе [22; 89-97].

Мы уже отмечали, что, составляющие Я-концепции, поддаются лишь условному концептуальному разграничению, поскольку в психологическом плане они неразрывно взаимосвязаны. Потому когнитивный компонент самосознания, образ Я, его формирование в раннем юношеском возрасте, напрямую связан как с эмоционально-оценочной составляющей, самооценкой, так и с поведенческой, регуляторной стороной Я-концепции.

Рассмотрим более подробно основные составляющие Я-концепции и построение самооценка в юношеском возрасте. Итак:

Ш Константное ядро Я-концепции — основные представления о себе. У полноценно функционирующих, или самоактуализирующихся, людей: открытость для опыта, рациональность, личная ответственность, чувство собственного достоинства и др.

Ш Оболочка Я-концепции — многофакторный Я-образ, изменяющиеся положительные и отрицательные самооценки.

Ш Я-образ — совокупность образов (чувственных — ощущений, восприятий, представлений) и характерных образов своих действий по отношению к самому себе и другим.

Ш Конгруэнтность Я-концепции — соответствие, состояние гармонии, которое ощущается, когда нет несоответствия между переживаниями человека и его Я-концепции.

Ш Возрастно-психологический контекст — возрастная специфичность потребностей и ценностей.

Однако в юношеском возрасте этот процесс в большей мере контролируется принятыми личностью социальными (культурологическими, нравственными и др.) понятиями и ценностями. В соответствии с представлениями, устремленностями, критериями оценки определенных социальных групп, к которым относится личность, у нее возникают различные представления относительно личной направленности и способов самоактуализации. Я-концепция включает в себя, следовательно, и то, что связано с определенными стремлениями в самоактуализации. Таким образом, возникает конфликт взаимообусловленности. «Конфликт между стремлениями к актуализации и Я-концепцией, которая является подсистемой стремления актуализации, препятствует правильному восприятию как внутреннего, так и внешнего опыта». Личностный опыт не всегда согласуется с Я-концепцией. Это рассогласование воспринимается как угроза Я-концепции. В зависимости от степени угрозы, которую несет собой опыт, человек может защищать свою Я-концепцию, отвергая опыт или искажая его восприятие. Люди, в особенности в юношеском возрасте, психологически благополучны в той степени, в какой их представления о себе позволяют им воспринимать важный для них опыт. Эту возможность обеспечивает константное ядро Я-концепции.

Константное «ядро» Я-концепции полноценно функционирующих, или самоактуализирующихся, в юношеском возрасте должно включать (в системе взглядов К. Роджерса и А. Маслоу): открытость для опыта, рациональность, личную ответственность, чувство собственного достоинства, способность к установлению и поддержанию хороших личных отношений и ведению этичного образа жизни.

«Оболочка» Я-концепции взрослого включает в себя многофакторный Я образ, а также изменяющиеся положительные и отрицательные самооценки. Различие между Я-образом и Я-концепцией увеличивается с взрослением и состоит в том, что Я-концепция взрослого не всегда соответствует его собственному Я-образу (отражающему преимущественно личностные переживания). Конгруэнтность Я-концепции и различных аспектов Я достигается посредством самоактуализации.

Актуальный жизненный опыт взрослого человека меняет Я-концепцию, преобразуя ее в связи с новым возрастно-психологическим контекстом. О том, как меняется Я-концепция личности и самосознание взрослого после наступления половой и социальной зрелости, мало экспериментальных исследований. Возможно потому, что в зрелости Я-концепция превращается в сложно организованное, многоуровневое и многоаспектное образование, в котором частные Я-концепции не всегда взаимообусловлены. Следовательно, выделить конкретный аспект и исследовать его достаточно трудно, а учесть в исследовании весь комплекс Я-концепции — еще более сложно.

Социальная взрослость характеризуется степенью успешности в освоении и исполнении социальных ролей. Соответственно, более актуальными становятся частные Я-концепции, определяемые содержанием (тем или иным социальным контекстом) роли: сексуального партнера, супруга, родителя, профессионала, руководителя — подчиненного и т. Д [18; 449-455].

Становление нового уровня самосознания в ранней юности идет по направлениям, выделенным еще Л.С.Выготским, — интегрированию образа самого себя, “перемещению” его “извне вовнутрь” [11; 58-74]. В этот возрастной период происходит смена некоторого “объективистского” взгляда на себя “извне” на субъективную, динамическую позицию “изнутри”. В теоретическом исследовании И.И.Чесноковой указывается на наличие двух уровней самопознания: низшего — “Я и другой человек” и высшего “Я и Я”; специфика второго выражается в попытке соотнесения своего поведения “с той мотивацией, которую он реализует и которая его детерминирует” [28; 89-98].

Я-концепция молодого человека продолжает развиваться под воздействием различных внешних и внутренних стимулов. Особенно важны для него контакты со значимыми другими, которые на этапе ранней взрослости продолжают оказывать влияние и во многом определять представление индивида о самом себе. Однако Я-концепция являясь активным элементом его личности, сама становится важным фактором в интерпретации опыта.

Можно сказать, что функционально Я-концепция выполняет несколько ролей:

ѕ способствует достижению внутренней согласованности личности,

ѕ определяет интерпретацию опыта и является источником ожиданий.

В соответствии со своей Я-концепцией личность интерпретирует свои действия и действия других в конкретной ситуации. Кроме того, у человека создаются определенные ожидания и представления о том, что может или должно произойти при развитии конкретной ситуации. Некоторые исследователи даже считают эту функцию Я-концепции центральной. Так, например, люди, уверенные в собственной значимости, ожидают, что и другие будут относиться к ним таким же образом. Те же, кто обычно сомневается в своей ценности, заранее убеждены в негативном отношении к себе со стороны других. В результате они начинают избегать всяких социальных контактов, так как всегда ожидают, что будут отвергнуты. В основе таких отношений, складывающихся между ожиданиями и поведением, по мнению Р. Бернса, лежит механизм самореализующегося пророчества.

На этапе ранней взрослости «самопророчества» формулируются на основе собственного опыта и знаний, которые приобретены личностью на пути ее индивидуального развития, а также в связи с установками в самовосприятии, созданными на основе оценок значимых других. Личность в начале самоактуализации часто использует «пророчества» значимых других для обозначения направления своего развития, выбора целей и средств их достижения. Часто «пророчества» других интериоризируются личностью в самоопределения.

На самооценку влияет уровень достижения личности: она повышается, если притязания личности реализуются, и понижается, если цели не удается достигнуть. В случаях неудачи личность имеет несколько возможностей поддержания константности Я-концепции:

1. каким-то образом объяснить свой неуспех, используя рационализацию;

2. отрицать неуспех;

3. снизить уровень своих притязаний;

4. заняться другой деятельностью, в которой возможна большая успешность.

Я-концепция индивидуализирует самооценку. То, что для одного является безусловным успехом, другой воспринимает как неудачу. С возрастом самооценка становится все более дифференцированной. Взрослый человек может очень высоко оценивать одни свои качества, например свой интеллектуальный уровень, и очень низко другие — уровень межличностных взаимодействий или физических возможностей. Этот факт дифференциации самооценки некоторые исследователи объясняют тем, что единая Я-концепция с возрастом распадается на ряд независимых друг от друга Я-концепций [18; 440-455].

Юношеский возраст, по Э. Эриксону, строится вокруг кризиса идентичности, состоящего из серии социальных и индивидуально-личностных выборов, идентификаций и самоопределений. Если юноше не удается разрешить эти задачи, у него формируется неадекватная идентичность.

Идентичность — совокупность базовых психологических, социально-исторических и экзистенциальных характеристик личности в концепции Э. Эриксона. Под личностной идентичностью Эриксон понимает субъективное чувство и одновременно объективно наблюдаемое качество самотождественности и целостности индивидуального Я, сопряженное с верой индивида в тождественность и целостность того или иного разделяемого с другими образа мира и человека. Центральным моментом, сквозь призму которого рассматривается все становление личности в переходном возрасте, включая и его юношеский этап, является “нормативный кризис идентичности”.

Термин “кризис употребляется здесь в значении поворотной, критической точки развития, когда в равной степени обостряются как уязвимость, так и возрастающий потенциал личности, и она оказывается перед выбором между двумя альтернативными возможностями, одна из которых ведет к позитивному, а другая к негативному его направлениям.

Главной задачей, которая встает перед индивидом в юношеском возрасте, по Эриксону, является формирование чувства идентичности в противовес ролевой неопределенности личностного “я”. Юноша должен ответить на вопросы: “Кто я?” и “Каков мой дальнейший путь?” В поисках личной идентичности человек решает, какие действия являются для него важными, и вырабатывает определенные нормы для оценки своего поведения и поведения других людей. Этот процесс связан также с осознанием собственной ценности и компетентности.

Поиск идентичности может решаться по-разному. Один из способов решения проблемы идентичности заключается в испытании различных ролей. Некоторые молодые люди после ролевого экспериментирования и моральных исканий начинают продвигаться в направлении той или иной цели. Другие могут и вовсе миновать кризис идентичности. К ним относятся те, кто безоговорочно принимает ценности своей семьи и избирает поприще, предопределенное родителями. Некоторые молодые люди на пути длительных поисков идентичности сталкиваются со значительными трудностями. Нередко идентичность обретается лишь после мучительного периода проб и ошибок. В ряде случаев человеку так и не удается достичь прочного ощущения собственной идентичности. Главной опасностью, которой, по мнению Эриксона, должен избежать молодой человек в этот период, является размывание чувства своего “я”, вследствие растерянности, сомнений в возможности направить свою жизнь в определенное русло [27; 221-247].

Канадский психолог Марше выделил четыре стадии развития идентичности:

1. Неопределенность идентичности. Индивид еще не избрал для себя никаких определенных убеждений и никакого определенного профессионального направления. Он еще не столкнулся с кризисом идентичности.

2. Предварительная идентификация. Кризис еще не наступил, но индивид уже поставил для себя какие-то цели и выдвинул убеждение, которые в основном являются отражением выбора, сделанного другими.

3. Мораторий. Стадия кризиса. Индивид активно исследует возможные варианты идентичности в надежде отыскать тот единственный, который он может считать своим.

4. Достижение идентичности. Индивид выходит из кризиса, находит свою вполне определенную идентичность, выбирая на этой основе для себя род занятий и мировоззренческую ориентацию.

Эти стадии отражают общую логическую последовательность формирования идентичности, однако это не означает, что каждая из них является необходимым условием для последующей. Лишь стадия моратория, по существу, неизбежно предшествует стадии достижения идентичности, поскольку происходящий в этот период поиск служит предпосылкой для решения проблемы самоопределения [15; 62-71].

Идея типологии развития идентичности, вариантов взросления в раннем юношеском возрасте завоевывает все большую популярность в отечественной психологии. Показано, что этапы самоопределения (они же и уровни и типы развития личности) являются целостным образованием, где разные личностные переменные системно связаны друг с другом. Каждый из них характеризуется присущими именно ему психологическими трудностями.

Следовательно, функции самооценки и самоуважения в юношеском возрасте состоят в том, что они выступаю внутренними условиями регуляции поведения и деятельности человека. Самосовершенствование как социальный процесс как правило базируется на требованиях общества и профессии к личности специалиста. Причем, предъявляемые требования должны быть несколько выше наличных возможностей конкретного человека. Только в этом случае возникают предпосылки к самосовершенствованию в виде внутренних противоречий в процессе ведущей деятельности специалиста, результатом разрешения которых является процесс целенаправленного развития собственной личности. Только при осознанном принятии предъявляемых требований специалист будет ощущать потребность в самосовершенствовании. Потребность находит свой предмет в образе «Я-идеальное профессиональное» и становится мотивом в работе над собой и изменении свое самооценки.

Если источник профессионального самосовершенствования находится в социальном окружении, то движущие силы этого процесса следует искать внутри личности — в виде мотивов профессионального самосовершенствования человека.

Анализ научной литературы позволил определить три структурных блока самооценки компетентности:

1. представление о личностном самосовершенствовании как о смысле жизни человека, о ведущей ценности и цели жизнетворческого процесса (ценностно-смысловой компонент);

2. система гуманитарных, культуроведческих и психолого-педагогических знаний, обеспечивающих ориентировку и построение планов, программ и способов самосовершенствования (когнитивный компонент);

3. владение способами (умениями) саморегуляции, самооценки, самоорганизации, самовоспитания (операциональный компонент).

Все это — сознательная работа над собой, основанная на стремлении к самосовершенствованию. Будущий специалист сегодня объективно нуждается в создании условий, содействующих его интеллектуальному и творческому росту. В итоге, это должен быть «человек, который не будет ждать инструкций, а вступит в жизнь с уже сложившимся творческим, проектно-конструктивным и духовно-личностным опытом» [21; 69-75].

otherreferats.allbest.ru