Отношения, психология, жизненные ситуации

Статья: Дети которые не хотели кушать

Кушать или есть: как правильно говорить и писать

Лингвистические споры нередко затрагивают уже, казалось бы, устоявшиеся и привычные слова. Всё чаще люди уделяют внимание грамотности, работают над собой, и это не может не радовать. «Кушать» или «есть» — как правильно говорить, в каких ситуациях уместно использовать и стоит ли поправлять других, если они употребляют неверный, по-вашему, вариант слова? Филологи уже дали пояснения, а спорить люди продолжают уже по инерции, или же отстаивая личные взгляды.

Можно есть, а можно кушать

Существует ли какая-то принципиальная разница между этими словами? По большому счёту, это «принимать пищу», «питаться». В смысловом значении это абсолютно равноправные слова, почему же некоторые люди так возмущаются, когда слышат не подходящий, по их мнению, вариант? Так кушать или есть, как правильно говорить, чтобы никого не раздражать и не выглядеть смешным?

Возможно, секрет кроется в области применения каждого отдельного слова. Если мы едим, это процесс повседневный и даже рутинный, не представляющий собой ничего экстраординарного. Но когда детей зовут к столу, обычно употребляют именно «кушать». Можно предположить, что речь идёт о своеобразном уменьшительно-ласкательном варианте более приземлённого «есть».

Стилистические синонимы

Данные слова относятся к стилистическим синонимам и не являются в полной мере взаимозаменяемыми. Несмотря на абсолютно одинаковое смысловое наполнение, стоит разобраться — так всё-таки кушать или есть? Как правильно говорить и в каких ситуациях?

Особенность стилистических синонимов заключается в том, что они используются для эмоциональной окраски выражения в разных случаях. Например, всем известное выражение «Кушать подано» может звучать излишне торжественно или даже пафосно, но это уместный случай применения данного слова. Если же два бизнесмена, собираясь на ланч, говорят «Пойдём, покушаем», это звучит странно и режет слух. Но та же фраза, обращённая к маленькому ребёнку, наиболее органично вписывается в ситуацию.

Правильно ли говорить «кушать»

«Бабочка-красавица, кушайте варенье». Цитата из «Мухи-Цокотухи» Чуковского как нельзя лучше иллюстрирует ситуацию, в которой слово употребляется абсолютно правильно. Кушать или есть, как правильно говорить? Если речь идёт о приглашении гостей к столу, то уместно будет предложить именно кушать, а не есть, и уж, конечно, не питаться.

Традиционно очерчивается круг лиц, по отношению к которым не возбраняется применять это слово. Кушать могут гости, в том числе и гости ресторана, дети и женщины. Мужчины кушать не могут, и это может даже показаться дискриминацией. А вот говорить о себе «я кушаю» могут только маленькие дети или лица, желающие подчеркнуть свою слабость, инфантильность и трепетность.

Как правильнее говорить, «пойдем кушать» или «пойдем есть»? Если вы говорите это маленькому ребёнку, то можно использовать первый вариант, но если беседа идёт со взрослым человеком, то второй. Если вы испытываете к собеседнику покровительственные и даже отеческие (или материнские) чувства, то употребление фразы «пойдём кушать» стилистически и эмоционально оправдано, но будьте готовы к тому, что это может покоробить вашего визави.

Есть — грубо или естественно?

Возражения, которые обычно можно услышать от поклонников слова «кушать», заключаются обычно в предполагаемой грубости и приземлённости слова «есть». Действительно ли это звучит до такой степени грубо?

У процесса приёма пищи существует множество названий разной степени экспрессивности, среди них имеются и грубые, и откровенно сленговые выражения. Как правильно, есть или кушать? А ведь можно ещё жрать, рубать, хряцать, жевать, топтать, хавать, чавкать, глотать, питаться. И все эти синонимы отличаются только степенью экспрессии и стилистической уместностью. Так что «есть» — это самый нейтральный из вариантов.

Возможно, суть дела кроется не в самих едоках, а в том, что лежит в тарелке? В самом деле, чем еда отличается от кушаний? И то и другое — пища. Однако тарелка гречки с котлетой это, скорее, еда, а вот деликатес, подаваемый по особому случаю дорогим гостям, скорее, кушанье. Разумеется, это разделение несколько устарело, сейчас употребляется заимствованное иностранное слово «деликатес», оно прочно заняло место «кушанья» на праздничных столах, покрытых белоснежной накрахмаленной скатертью.

Ещё в начале прошлого века, каких-то сто лет назад, на столы подавались именно кушанья, причём сюда входили не только блюда, но и напитки. Вряд ли тогда кто-то задумывался на тему, как правильно — есть или кушать. Однако после революции в октябре 1917 года была объявлена война всему дворянскому и мещанскому. Так при большевиках народ перестал кушать и принялся питаться более прозаически.

Сейчас довольно забавно слышать о том, что кому-то предлагали откушать чаю, кофе, а то и водочки. «Выкушал рюмку водки» — так говорили о том, что с видимым удовольствием и даже, пожалуй, со смаком выпил горячительного. Можно предположить, что стилистически близким словом является «лакомиться», есть или пить с удовольствием.

Рассуждая о том, как правильно говорить, «есть» или «кушать», можно легко забыть о том, что многие слова в нашем лексиконе сохранили на себе некий отпечаток времени. Например, немало нашумевшее недавно известие о том, что теперь кофе можно считать существительным среднего рода, послужило поводом для жарких лингвистических баталий.

Эмоциональная окраска речи

Главная претензия к слову «кушать» заключается в том, что оно часто окрашивает контекст в подобострастные и какие-то угоднические нотки. В большинстве случаев это неуместно, однако есть варианты, когда ради эмоционального акцента можно пойти и не на такие жертвы. В спорах о том, как правильно говорить, «есть» или «кушать», совершенно упускается важный нюанс. С помощью лексикона человек бессознательно рисует свой психологический портрет, сигнализирует окружающим, как его нужно воспринимать.

Мужчины, чтобы подчеркнуть свою маскулинность, стараются исключить из словарного запаса все уменьшительно-ласкательные словечки, это «сюсюканье», недостойное настоящего воина. И как потом суровый викинг, охотник и вообще патриарх будет кушать? Кушают только дети и лёгкие воздушные дамы, рацион которых состоит только из засахаренных лепестков и медовой росы. Легко понять, что женщины, считающие слово «есть» слишком грубым и каким-то физиологическим, стремятся с помощью лексикона сконструировать некий мысленный облик идеальной представительницы прекрасной половины человечества, а именно бабочки-красавицы, которой можно кушать варенье тоненькой серебряной ложечкой.

Тем не менее ещё в прошлом веке фраза «я кушаю» из уст взрослого человека считалась смешной и неуместной. Поскольку в адрес гостей это слово свидетельствует о почтении, то получается, что говорящий выражает почтение в свой собственный адрес.

Однако если в вербальной речи эмоциональную окраску можно придать только интонацией и мимикой, не прибегая к стилистическим синонимам, то письменная речь лишена такой возможности.

Интонация текста и литературные приёмы

В художественной литературе стилистика требует пристального внимания, особенно если нужно подчеркнуть особенности персонажа. Разбираясь, как правильно говорить, «кушать» или «есть», многие забывают о том, что кроме вербальной речи существуют и другие способы передачи информации. Даже в письме, желая передать заботливую интонацию, уместно будет спросить, не как адресат питается, а хорошо ли он кушает. Разумеется, не стоит задавать такой вопрос начальству или деловому партнёру, но подруге вполне можно, даже если она суровая и эмансипированная женщина.

На страницах художественного произведения с помощью слова «кушать» можно сформировать интонацию, которая прозвучит в голове у читателя. Это помогает более ярко показать персонаж. Если же герой предлагает пожрать, то вряд ли при этом он будет восприниматься, как любезный, обходительный и предупредительный человек.

«Есть» или «кушать», как правильно говорить, писать — зависит от ваших целей и стилистической окраски информационного сообщения, передаваемого письменно или вербально. Именно в этом кроется ключ понимания уместности выбора синонимов.

fb.ru

О детях, которые не хотят есть

Краткое содержание: Ребенок мало ест. Ребенок плохо ест. У ребенка плохой аппетит. Ребенок не хочет есть. Проблемы с едой у ребенка. Стоит ли насильно заставлять ребенка есть?

Если вы работаете с родителями дошкольников, то есть фраза, которую вам приходится слышать довольно часто:»Этот ребенок ест так мало, что такого количества пищи не хватило бы и птичке». Я не особенно разбираюсь в том, как питаются птицы, но я хорошо знаю, что те дети, родители которых боятся, что они умрут от голода, ухитряются каким-то образом из заморышей превратиться в самых длинных, самых сильных и иногда, к сожалению, самых толстых школьников.

В доме у Эллен ситуация считалась столь драматичной, что ее мать позвонила в детский сад и спросила, не смогу ли я встретиться с ней и с ее мужем, чтобы поговорить об их дочери. Эллен в неполные четыре года выглядела как стручок фасоли. И по словам ее родителей, ни одна уважающая себя птаха не могла бы просуществовать и двадцать четыре часа, съедая столько, сколько Эллен умудрялась растянуть на неделю. Каждое кормление превращалось в битву, и девочка выходила из нее победителем. «Когда мне все-таки удалось накормить дочь и ее стошнило, я поняла, что проиграла», — сетовала ее мать.

Обратятся ли родители за советом к книгам доктора Спока или посоветуются со своим домашним педиатром, не столь важно. Одно им наверняка поведают и книги Спока и врач: дети в возрасте от двух с половиной до пяти лет нуждаются в небольшом количестве пищи. Это необходимо им не только для поддержания сил, но и для нормального развития. Так почему же этот вопрос так волнует родителей? Вспоминаю, как я сама относилась к этой проблеме, когда моей дочери было четыре года. К тому времени я уже несколько лет работала воспитателем в детском саду и детским психологом. Наш педиатр, спокойный и умеющий ободрить любого, посоветовал мне хорошенько присмотреться к дочери — живому моторчику, сгустку бодрости и энергии, которую я едва могла выносить, гоняясь за ней следом с утра до вечера. Мне казалось, она слишком часто простуживается. «Она заражается от других детей в детском саду», — говорили мне, но это меня мало утешало, к тому же я страдала от того, что у дочери плохой аппетит.

Я не могла отрицать, что она была довольно высокой для своего возраста, поэтому вопрос доктора застал меня врасплох: «Могла бы она вырасти такой высокой, если бы страдала от недоедания?» Перед тем как мы расстались, он блестяще предсказал, как будут развиваться события в будущем. «Когда Венди будет семь лет, — сказал он, — у нее разовьется волчий аппетит, и все оставшиеся годы, пока она будет расти, вы будете жалеть о том, что раньше так беспокоились, что она ест мало, и будете мечтать о том, чтобы она прекратила объедать вас». Чем старше становилась Венди, тем чаще я вспоминала предсказание доктора. Аппетиту ее могли позавидовать даже два голодных волка.

Много лет назад, когда мы были детьми, бытовало мнение, что толстый ребенок — это здоровый ребенок. Несколько лет назад я слышала в поезде разговор группы солдат, которые говорили о том, как готовят их матери. Все они были убеждены, что самой большой радостью, которую они могут доставить своим матерям, это, приехав домой, сказать: «Ма, я изголодался по приличной пище!» — и потом провести весь отпуск за обеденным столом. Среди этих солдат были американцы итальянского происхождения, греки, поляки, негры и евреи.

История цивилизации — это история человечества, пытающегося преодолеть непрекращающийся ужас голода. Обеспечить ребенка достаточным количеством пищи, чтобы он рос большим и толстым, всегда было основным выражением материнской любви. Конечно, в каком-то смысле борьба между родителями и детьми по поводу еды возникает оттого, что пища сейчас достается гораздо легче, чем в дни нашего детства, но мы еще не способны привести наши эмоции и установки в соответствие с окружающим изобилием.

Но у проблем, возникающих по этому поводу, есть и много других причин. Одна из них состоит в том, что снижение аппетита у ребенка часто происходит как раз тогда, когда он дает нам знать, что мы уже не всегда «командуем парадом». Этот очаровательный, послушный, привязчивый малыш превратился в личность. Это драма, которая потрясает многих, в иных случаях уравновешенных и спокойных родителей. Безусловно, все мы хотим, чтобы наши дети становились все более независимыми; мы хотим, чтобы они были любознательными, предприимчивыми и сообразительными. И хотя мы понимаем в глубине души, что возникающее непослушание, сильная воля, желание быть услышанным — это необходимая ступень в развитии человека, но нам не нравится, какой ценой это достигается. Мы начинаем повышать голос: как эта пигалица двух с половиной футов роста смеет говорить нам, что не хочет есть!

Интересно наблюдать за различными семьями в тот момент, когда начинается настоящее самоутверждение младшего члена семьи. У некоторых матерей и отцов в прошлом не было проблем с едой; они не сердятся и не волнуются, когда ребенок говорит, что он не голоден. Они не обращают внимания на протест и говорят: «Хорошо, дай мне знать, когда ты проголодаешься. Я не буду специально для тебя снова готовить обед, но я оставлю тебе бутерброд с маслом и стакан молока». Подавляющее большинство дошкольников дома не испытывают никаких проблем с едой. Но не завидуйте счастью этих родителей, будьте уверены, что у них есть своя больная мозоль.

Мать не может выносить беспорядка, и она решила, что к тому времени, когда ее дети пойдут в детский сад, каждый из них должен быть «приучен к порядку»: складывать пижаму, заправлять постель и убирать игрушки. Вполне вероятно, что то время, которое она сэкономила на кормлении, она тратит на то, чтобы уговаривать, задабривать, ругать и наказывать своих детей, стремясь воспитать у них аккуратность! У большинства из нас есть своя ахиллесова пята, а маленькие дети со своей замечательной и чувствительной радарной установкой, которая у них, видимо, с наибольшей силой действует в три-четыре года, способны повернуть ее во все стороны и нацелить именно на тот пункт, который нас больше всего беспокоит, превращая его в поле брани, на котором они будут бороться до победного конца.

Очень плохо, что мы допускаем, чтобы еда, которая должна приносить удовольствие человеку, служила причиной к ссоре. Мы должны прежде всего понять две вещи: во-первых, наша тревога и волнение по поводу того, как ребенок ест, почти всегда чрезмерны; и во-вторых, нет такой причины на свете, по которой мы и наши дети должны были бы продолжать превращать эту область жизни в противостояние двух вооруженных лагерей. Зная, что детям больше всего нужно, чтобы мы поняли, что они выросли и готовы сами принимать решения, мы можем и должны найти разумные и выполнимые способы для того, чтобы дать им понять, что да, мы действительно видим, как они выросли, и мы действительно рады этому и будем чаще позволять им принимать самостоятельные решения. Так же мы должны относиться к тому, как едят наши дети.

Вряд ли среди нас найдется тот, кто не был бы абсолютно уверен, что необходимо есть три раза в день. Нет ли у вас смутного ощущения, что завтрак, обед и ужин были каким-то образом переданы нам как фундаментальные законы мироздания?

Рождаясь, дети не понимают и не разбираются в том, как принято есть. Некоторые из них предпочитают есть всю ночь и спать весь день! Хотя они и приспосабливаются к нашему ежедневному режиму к трем или четырем годам, все же они еще очень маленькие, и не стоит думать, что запихивать в них массу еды три раза в день полезнее, чем если они перекусят шесть или даже восемь раз на бегу (поскольку бегать в четыре года гораздо более естественно, чем сидеть).

«Но вы толкаете нас на то, чтобы наши дети росли маленькими дикарями!» — слышу я возмущенные восклицания одних родителей. Другие бормочут в ответ: «Эта женщина хочет, чтобы мы ждали наших детей по двенадцать часов в день, не выходя из кухни». А третьи добавляют: «Умение вести себя за столом существенно для установления хороших отношений в обществе и должно быть привито детям как можно раньше».

Большинство из нас не любят делать то, что у нас плохо получается, точно так же не может увлечь то, что нас не интересует ни в малейшей степени. Сидеть вместе за столом действительно имеет некоторый социальный смысл для взрослых и для тех детей, которые достаточно большие, чтобы овладеть искусством беседы и получить удовольствие, выражая собственные мысли, высказывать свое мнение и выслушивать реакцию других. Но ни один ребенок до семи-восьми лет не может даже отдаленно приблизиться к этому искусству общения.

Когда ребенок достаточно созревает для нового занятия, он стремится овладеть им и окунается в него, как утка в воду, без предварительного обучения. Когда моей дочери был год и она предпочитала исследовать мир на четвереньках, никто не говорил мне: «Эда, ради бога, поставь этого ребенка на ноги. Как она сможет когда-нибудь научиться ходить, если ты позволяешь ей до сих пор еще считать себя орангутангом?» Мы знаем, как происходит физическое развитие, знаем, что здоровый ребенок научится ходить в свое время, и мы не стараемся научить его этому раньше времени. Но, когда я позволила моей маленькой дочке в пять лет есть, сидя перед телевизором, как возопили все вокруг! Моя мать, свекровь, соседи и даже мастер по ремонту телевизоров. «Как вы учите ребенка есть? — кричали они. — Это вредно для ее желудка, для ее глаз, вредно для психики». Но мне хватило смелости не отступить. Просто еда в этом возрасте совсем неинтересна, а есть с другими, делать из еды социальное событие, во время которого можно поделиться своими мыслями, побеседовать о происходящих событиях, интересно взрослым, а детям просто непонятно и в высшей степени безразлично. Став старше, дочь с удовольствием участвовала в совместных семейных трапезах. С этого времени и до того момента, как она стала жить собственным домом, мы с мужем за обедом едва могли вставить слово. У нее проснулся вкус к деликатесам, ее способность к общению развивалась семимильными шагами, она стала интересоваться тем, о чем мы говорим, и она сгорала от желания сказать нам, что она думает по тому или иному поводу.

Семья, которая пришла ко мне в детский сад, как и сотни других семей, поняла, что их волнение, что ребенок недоедает, и стремление любым путем накормить его, превратили принятие пищи в борьбу. Прежде, чем кто-либо понял, что произошло, пища стала связываться с борьбой за независимость и принятие пищи превратилось в средство выражения гнева, столкновение интересов. Я предложила родителям следующий режим. Не обязательно стараться сразу же накормить девочку, когда она возвращается из детского сада, возможно, она устала, так как много играла, и поэтому лучше дать ей возможность сначала отдохнуть. Если же она скажет, что хочет есть, она сама может помочь в приготовлении ужина: запеченного бутерброда с сыром, вареных сосисок — или съесть у телевизора коробку кукурузных хлопьев.

Существует множество вполне подходящих питательных продуктов, которыми можно заморить червячка днем, — орехи, изюм, морковь, бутерброды с маслом, сыр, кусочек рыбы. Играя днем во дворе, можно забежать домой и поесть несколько раз. Я помню, как в детстве ненавидела яйца, за исключением тех случаев, когда могла взять бутерброд с омлетом во двор, где я съедала его в тайном «домике» за кустами. В течение дня эти «перекусы» могут обеспечить питательную, хорошо сбалансированную калорийную диету без бурь и слез, с подлинным наслаждением от того, что ты ешь. На самом деле, как только родители проявляют некоторую гибкость и напряжение спадает, дети очень часто понимают, что они с удовольствием будут есть то же самое, что ест вся семья.

Я знала одного маленького мальчика, который испытывал подлинную страсть к вареным макаронам и тефтелям. Его мать хотела, чтобы он получал сытный завтрак. И каждое утро превращалось в пытку для всей семьи, пока она не поняла, что макароны и тефтели столь же питательны, как и большинство продуктов «для завтрака». В течение трех лет мальчик ел на завтрак макароны. Нет таких причин, по которым ребенку запрещается есть на завтрак суп, гамбургеры, или сосиски, если он ест их с удовольствием. Мы стремимся, чтобы в ежедневный рацион наших детей входили мясо, фрукты, овощи и другие углеводы, и не надо втискивать все это в режимные моменты, они съедят все необходимое для организма во время неформальных «перекусов», без напряжения и страданий. Орехи, изюм, яблоки и другую легкую пищу можно предложить им в любое время дня. Важно лишь одно — не позволять ребенку объедаться сладостями. Лимонад и конфеты никогда не могут заменить питательные продукты.

Несмотря на нашу изобретательность, мы можем оказаться в столь серьезных ситуациях, что нам потребуется консультация педиатра. Иногда взаимоотношения между родителями и ребенком настолько портятся из-за кормления, что обоим требуется помощь профессионала, чтобы исправить положение дел, снять напряжение.

В отдельных случаях у детей проявляется пристрастие к определенным продуктам. Помню случай, когда мать постоянно сражалась со своим четырехлетним сыном, который хотел сначала съесть десерт, а потом уже все остальное. Удивительно, что когда она шла на уступку, малыш съедал больше, чем обычно. Иногда, съев плитку шоколада перед обедом, он вслед за этим съедал большую порцию мяса и картошки. Похоже, что странности свойственны многим детям. Съедая что-нибудь сладкое, когда они устали, они вызывают подъем сахара в крови, после которого следует спад, а затем наступает равновесие. Снижение содержания сахара в крови приводит к повышению аппетита, что заставляет детей чувствовать себя голодными, и они с удовольствием съедают другие, более калорийные продукты. Это полезно не каждому ребенку, и такой подход можно критиковать, но это свидетельство мудрости нашего организма, к сигналам которого следует прислушиваться. Это оправдано в тех случаях, когда ребенок устал или начинает заболевать.

Другой важный момент, на который следует обратить внимание, — это то, что диета не должна быть хорошо сбалансирована каждый день. Дети склонны «делать зигзаги». Опытным путем установлено, что они будут стремиться к естественному равновесию на интервале нескольких недель или месяцев, если процесс, связанный с едой, не вызывает у них неприятных эмоций. Ребенок может хотеть есть рыбу на обед и бананы на ужин пять дней подряд; затем он не может даже смотреть на них и переходит на изюм и апельсиновый сок, а затем самыми любимыми блюдами его становятся яблоки и сыр. Доверьте ребенку самому обеспечивать разнообразие пищи.

Семилетней Салли за два года запломбировали четырнадцать зубов, и зимой она больше болела, чем была здорова. Она жертва вседозволенности, выходящей за пределы разумного. Мать позволяла ей есть все, что ей нравилось, а Салли нравились лимонад и конфеты. Будет неумным и неоправданным шагом, если мы откажемся от ответственности родителей за поступки детей, кроме тех случаев, когда под видом ответственности властью взрослого подавляется сопротивление ребенка. Родители, конечно, отвечают за здоровье своих детей, но эта ответственность может проявляться ригидно и негибко, а может мудро и с воображением. Мы слишком большие и умные, чтобы сражаться с нашими детьми по таким незначительным поводам! Конечно, мы достаточно талантливы, чтобы найти интересные, новые и разумные пути, чтобы проявлять гибкость и экспериментировать в кормлении наших детей. Ярким свидетельством того, что такой подход срабатывает, является то, как наши дети едят в гостях или в детском саду. В обстановке, свободной от напряжения и излишних требований, большинство детей едят с удовольствием.

Несколько недель назад пришла мама Эллен, чтобы сообщить нам об успехах. Она все еще беспокоится и не уверена, действительно ли ее Эллен (кожа да кости!) здорова; еще остались тревожащие ее моменты, когда Эллен проверяет, правду ли говорит ее мама, произнося: «Есть надо тогда, когда голоден, а не когда-либо еще». Однако был один славный момент, доставивший всем удовлетворение, когда Эллен прибежала днем домой, вывозившись в снегу, и неодобрительно проворчала: «Плохо, что в этом доме никогда не найдешь что-нибудь поесть».

Источник: Ле Шан «Когда ваш ребенок сводит вас с ума»

www.adalin.mospsy.ru

В гостях у Мэри Поппинс

Онлайн-журнал для родителей об обучении, воспитании и развитии детей.

Терапевтические сказки для тех, кто плохо кушает

Волшебные сказки для детей, которые плохо кушают

На этой странице собраны по-настоящему волшебные терапевтические сказки для детей от двух лет, которые плохо кушают.

Почему волшебные? Во-первых, потому что они помогают в игровой форме, ненавязчиво представить себя на месте другого ребенка и пережить вместе с ним самые разные события. Откуда, как не из сказки малышу узнать, что бывает с теми, кто капризничает за столом, отказывается от супа или полезной каши, не хочет сам есть ложкой. А во-вторых, потому что их сочинили мамы-волшебницы, которые очень любят своих деток и хотят, чтобы те росли здоровыми, крепкими и хорошо кушали.

Работать со сказками очень просто: читать с ребенком, обсуждать, зарисовывать самые яркие моменты, сочинять продолжение и т.п. (О простых и действенных приемах сказкотерапии можно подробнее прочитать здесь: расскажи сказку, продолжи сказку, сочини сказку, нарисуй сказку, играем в сказку). Условие одно, не называйте героя сказки именем своего ребенка, это обязательно должен быть другой ребенок! Это другой малыш – капризный нехочуха, а Ваш малыш – хороший, он все «мотает на ус».

Про Катюшину Капризку (Ольга Быкова)

В одном городе жила-была Девочка. Маленькая такая Девочка, с курносым носиком, лучистыми глазами и тоненькими косичками. Звали девочку Катюша. Девочкины мама и папа ходили на работу, а она оставалась дома с бабушкой.

Всё бы хорошо, только не любила Катюша кашу. Она вообще не очень любила кушать, но кашу просто терпеть не могла. Бабушка уговаривала её и так, и эдак. Объясняла, как полезна каша маленьким детям, пела ей песни, рассказывала сказки, даже танцевала и показывала фокусы. Ничего не помогало. Наша Катюша сначала просила добавить масла, потом сахара, потом соли, а потом наотрез отказывалась есть «эту гадость».

А в это время от одного рассеянного волшебника сбежала мелкая вредная Капризка и пустилась по свету в поисках убежища, пока волшебник не хватился и не вернул её обратно в темный сундук.

Капризка кралась по городу, как вдруг услышала громкий крик девочки: «Не хочу! Не буду есть эту вашу кашу!» Капризка заглянула в открытое окно, и увидела, как Катюша кушает.

«Чудесно!» — подумала Капризка и прыгнула прямо в широко открытый Катюшин рот.

Никто, конечно, ничего не заметил, но с этого дня Катюша стала совершенно невыносимой. Она отказывалась есть даже вкуснейшие котлетки, приготовленные бабушкой, даже пышные румяные оладушки с клубничным вареньем! А Капризка с каждым днем все росла и росла. Катюша наоборот становилась все тоньше и прозрачней. Больше того, Капризка стала постепенно высовывать свой нос и задевать родных Катюши.

И однажды бабушка вдруг сказала: «Я не буду больше убирать дом, и готовить я тоже больше не буду, все равно это никто не хочет есть!» И она села на балконе и стала вязать длинный-предлинный полосатый носок.

А мама сказала: «Я больше не хочу ходить в магазин покупать продукты, одежду и игрушки!» Она легла на диван и стала читать толстую книжку.

А папа сказал: «Я больше не хочу идти на работу!» Он расставил на доске шахматы и начал бесконечную партию сам с собой.

И среди всего этого безобразия сидела довольная Капризка, любуясь тем, что она натворила. А Катюша подошла к зеркалу и посмотрела на себя. Она не увидела своих лучистых глазок — они потухли и обзавелись серыми кругами. Носик опустился, а косички топорщились в разные стороны, как веточки елки. Катюше стало себя жалко, и она заплакала. И ещё ей было так стыдно, что она обидела бабушку.

Даже непонятно, откуда у такой маленькой девочки взялось так много слез! Слезы текли и текли. Они превратились в речку! И эти слезы были такими искренними слезами раскаяния, что просто смыли зазевавшуюся Капризку на улицу, прямо в руки разыскивающему её волшебнику.

И Катюша вдруг поняла, как же она проголодалась. Она пошла на кухню, достала из холодильника кастрюльку с остатками каши и съела её всю, даже без масла, сахара и соли. Наплакавшись и наевшись, она уснула тут же за столом. И не слышала, как папа перенес её в кроватку и, поцеловав в щечку, побежал на работу. Мама поцеловала дочку в другую щёчку, солёную от слез, и тоже ушла. А бабушка, забросив куда-то свой полосатый носок, гремела на кухне кастрюлями и сковородками, вознамерившись приготовить для всей семьи вкуснейший ужин!

Сказка о полезных овощах (Мария Шкурина)

Как-то летом гостил Серёжа у бабушки в деревне. Хорошо в дерене — солнышко, речка, чистый воздух. На улице можно играть с ребятами с утра и до самой темноты! Только вот часто Серёжа с бабушкой ссорился. А всё почему? Бабушка для внука готовила вкусные обеды из фруктов и овощей, а мальчик их есть не хотел. «Это я не люблю. Это я не буду. Вот это красненькое я не ем! Вон то зелёненькое убери!» — вот что слышала бабушка каждый раз, когда уговаривала мальчика сесть за стол. Бабушка расстраивалась, да и самому Серёже было неприятно её обижать, но вот ничего поделать с собой он не мог.

Одним утром, перед завтраком, вышел мальчик во двор, с солнышком поздороваться. Вдруг услышал Серёжа со стороны бабушкиных грядок с овощами чьи-то голоса. Огляделся он, нет никого. Подошёл поближе к грядкам и рот разинул от удивления. Это разговаривали друг с другом овощи на грядках. Да не просто разговаривали, а спорили.

— Я самый главный! – заявлял картофель. – Я лучше всех овощей насыщаю, даю силы на целый день!

— Нет, я самая главная! – не соглашалась оранжевая морковка. – Знаете, сколько во мне витамина – бета-каротина? Он очень для глаз полезен. Кто будет его много кушать, тот до самой старости будет видеть хорошо.

Слушает Серёжа морковку, а сам головой кивает. Вот оказывается, почему бабушка так хорошо видит, и не надевает очки даже когда шьёт или вяжет. Она, наверно, морковку любит.

— Не только ты, подружка, богата бета-каротином, — ответила тыква. – И во мне его много. Как и других полезных витаминов! Я помогаю человеку бороться с осенними болезнями, когда на улице сыро и ветер. Во мне и витамин С есть!

— О, если зашла речь о витамине С, то это вы ко мне обращайтесь! – рассмеялся мясистый сладкий красный перец. – Во мне его ого-го сколько! Больше чем в лимонах и апельсинах! При простудах помогает, организм укрепляет.

— А я вообще один из самых полезных овощей! – улыбнулась кудрявая капуста брокколи, поправляя свои зелёные листочки. – И чего во мне только нет! Хоть вари меня, хоть сыро кушай – сплошные витамины! А вкус! Знаете, какой из меня супчик получается?

— Ну-ну, друзья, не горячитесь, — сказал басом лук. – Разве вы не слышали поговорку «Лук от семи недуг»? Это про меня. Значит, что я от многих болезней человека могу вылечить. Да и вообще меня во все блюда добавляют. Без меня они не такие вкусные.

Тут вдруг овощи заметили, что за ними наблюдают и разом затихли, как будто только что не спорили друг с другом.

— Вот чудеса! – прошептал Серёжа, и тут бабушка позвала его завтракать.

Мальчик понял, что ужасно проголодался и побежал мыть руки. По пути он вспоминал, что сегодня приготовила бабушка на завтрак. А когда вспомнил, что она говорила про тыквенную кашу, обрадовался. Теперь-то он всегда будет кушать бабушкины супчики, кашки и салатики и станет сильным, ловким и здоровым.

Сказка о грустной тарелочке (Мария Шкурина)

Жила-была девочка Катя. Хорошая девочка была Катя: добрая, вежливая, заботливая. Только вот не любила Катя кушать. И чего ей только мама не готовила: и супчики, и кашку, и котлетки с макаронами – а у Кати на всё один ответ: «не хочу, не буду».

Как-то бабушка подарила девочке новую тарелочку. Красивую, розовенькую. Говорит: «Вот, Катенька, новая тарелочка для тебя, не обычная она. Любит, когда детки хорошо кушают». Катя бабушку поблагодарила за подарок, но вот лучше кушать так и не стала.

Один раз положила мама Кате на новую тарелочку картофельное пюре с куриной котлеткой, и сама вышла из кухни по делам. Катя сидит перед тарелочкой, не ест, а только развозит по ней вилкой картофельное пюре. Вдруг слышит девочка, кто-то плачет. Огляделась Катя по сторонам, а понять ничего не может. Даже испугалась немного, а потом осмелела и спрашивает:

— Это, я тарелочка. Я плачу.

— А почему ты плачешь? – спрашивает девочка.

— Я расстраиваюсь, что ты плохо кушаешь, и никогда моей улыбки не видишь, — отвечает тарелочка.

— А ты умеешь улыбаться? – удивилась Катя.

— Конечно, умею. Вот съешь всю еду до самого дня и сама увидишь, — ответила тарелочка.

Девочка сейчас же взялась за вилку и съела всю котлетку и картофельное пюре. И как только дно тарелочки стало пустым, Катя увидела, что та действительно улыбается, и больше не плачет.

С тех пор Катя всегда съедала то, что готовила её мама, а тарелочка ей за это всегда благодарно улыбалась.

Сказка про мальчика Сашу, который плохо кушал (Екатерина Кубасова)

Саша плохо кушал. Он любил только конфеты и другие сладости. Но мама заставляла его кушать еще и кашу, борщ, суп, макароны, салаты и многое другое. — Не хочу, не буду есть!- повторял Саша. Мама говорила, что отдаст все собачке, кошке, но это не помогало. Тогда мама обещала не пускать Сашу на улицу, не разрешать смотреть«мультики», играть, не читать ему книжки и не давать конфет, если он не будет кушать.

Саша обиделся. «Вот уйду от мамы насовсем, никто тогда не будет заставлять меня кушать». И ушел. Он оделся, положил в карман булочку, яблоко, конфету и пошел, куда глаза глядят. Долго он шел и встретил собачку. Собачка сидела на дороге и скулила. Саша спросил:

-Почему ты плачешь?

-Я хочу есть,- сказала собачка.- Я долго ничего не ела и стала совсем слабая. Чтобы быть сильным, надо хорошо есть.

Саша был добрый мальчик. Он пожалел собачку и отдал ей свою булочку.

Пошел он дальше. Видит, лежит под кустом зайчик и плачет.

-Почему ты плачешь?- спросил Саша.

— Я хочу кушать. Если я не буду есть, мои ножки совсем ослабеют, и я не смогу убежать ни от лисы, ни от волка. Зайчика Саша тоже пожалел и отдал ему свое яблоко.

Потом он осмотрелся вокруг. Дом его не было видно, потому что Саша ушел очень далеко. Он задумался: «Я устал, ножки у меня болят, кушать хочется. Я тоже стал слабым, как собачка и зайчик, от голода. Он достал из кармана конфетку и съел ее, но сил у него от этого не прибавилось. «Какая польза от конфетки?- подумал Саша, — сейчас бы поесть каши, или борща, или лапши с котлеткой. Хоть бы молочка стакан выпить!» И Саша решил вернуться домой. Кто же его накормит, кроме мамы?!

Он быстро побежал обратно. Хоть Саша и устал, но собрал все силы и добежал до своего дома. Дверь ему открыла мама.

-Мама, скорее дай мне покушать,- прямо с порога попросил Саша. -Я голодный, как собачка, я голодный, как зайчик, я такой слабенький.

-Что ты будешь кушать?- спросила мама.

-Я теперь все буду кушать. Я хочу быть сильным, здоровым, крепким, хочу вырасти большим. Теперь Саша стал хорошо кушать и дома и в детском садике. Даже просил добавки. Он ведь не хотел быть слабым и оставаться маленьким!

Сказка про то, как Кирюша свою маму спас (Катя Сим)

Проснулся как-то Кирюша поутру, потянулся, откинул одеяло и побежал искать маму. На кухне нет, в зале тоже… Куда же она подевалась? Может быть к соседке на минутку вышла? Ждал Кирюша, ждал, а мамы все нет и нет. Забеспокоился мальчик и стал плакать. И тут он вдруг видит, как из-под подушки вылез его любимый плюшевый Медвежонок.

— Ты что плачешь, Кирюша? – спросил Мишутка.

— Я маму потеряяяял! Везде ее искал, нигде нет! – горько проговорил мальчик.

— Не плачь, пожалуйста. Я помогу твоей беде. Я знаю, кто украл твою маму! Это недобрая колдунья Злюка-Бяка унесла ее в свое царство. Не понравилось ей, что мама о тебе заботится, играет с тобой, спать укладывает, гуляет, кушать готовит, целует, обнимает тебя. Разозлилась Злюка-Бяка и выкрала твою маму.

— И что же теперь делать? – спросил Кирюша. – Медвежонок, ты знаешь, где царство злой колдуньи находится?

— Знаю и покажу тебе туда дорогу, только ты перестань плакать! – ответил плюшевый друг.

И вдруг, все вокруг закружилось, и оказались Медвежонок с мальчиком на лесной опушке.

— Пойдем, сказал Мишутка. Видишь там тропинку? Если по ней идти, то она как раз нас выведет к царству Злюки-Бяки, – и они, взявшись за руки, дружно побежали по лесной дорожке.

Бегут они, бегут и видят, что на их пути встала лесная гора, которую обойти никак невозможно.

— Придется нам на эту гору взбираться – сказал Кирюше плюшевый Медвежонок.

— Ох, – прокряхтел мальчик. – Что-то ноги у меня совсем не идут, – и слезы снова покатились из глаз!

— А это все потому, что ты кашу не хотел кушать, – ответил Мишутка. – Смотри как я резво сейчас взберусь на эту гору. Я кашу каждый день ем!

И не успел мальчик даже взглядом моргнуть, а Медвежонок уже был на вершине горы.

— Что же мне делать? – подумал мальчик. – Поглядел он по сторонам и вдруг видит, как неподалеку стоит стол, а на нем тарелка с ароматной кашей.

— Угощайся, – захихакали белки, свисая с веток деревьев! – Мы слышали, что ты свою маму идешь спасать! Поэтому наша мама специально для тебя сварила вкусную кашу. Не стесняйся!

Покушал Кирюша кашу и сразу почувствовал как в ногах и во всем теле появилась сила. Поблагодарил он веселых белок и побежал скорее догонять Медвежонка.

— Ну наконец-то и ты преодолел гору! – ласково сказал Мишутка. – Теперь нам нужно идти дальше. Солнышко уже садится, а мы только половину пути с тобой прошли.

Спустились они с другой стороны горы и вновь оказались на тропинке.

— Видишь, там вдалеке, башни?- спросил Кирюшу Медвежонок. Вот там и живет злая колдунья.

— Нет, ничего не вижу, – удивленно ответил мальчик и развел руками.

— Ааааа, я понял! Ты не видишь, потому что морковку отказывался кушать. А в ней много витамина А, который очень полезен для глаз, – сказал умный Мишутка.- Подожди, сейчас я позову Кролика, он как раз здесь рядом живет. У него точно есть для тебя морковка!

Прибежал кролик на зов, выслушал Кирюшу и угостил его морковкой.

— Спасибо, – поблагодарил Кролика мальчик и с удовольствием съел морковку, ведь он очень хотел спасти свою маму.

И они, вместе с Медвежонком, еще быстрее побежали по тропинке.

Когда же они подошли к замку Злюки-Бяки, было совсем-совсем темно.

— Это хорошо, что ночь уже наступила, – сказал плюшевый Мишка. – Колдунья уже спит. А ты прокрадешься в ее владения, найдешь свою маму и спасешь ее.

— А как же я туда попаду? Смотри какая высокая дверь! И ключа у меня нет! – горько ответил мальчик.

— Не беда, – послышалось сверху. – Я сейчас слетаю в спальню к колдунье и тихонечко сниму с ее шеи ключ. А твою маму я видела. Злюка-бяка ее в высокой башне спрятала. Я покажу. Посмотрел Кирюша наверх, а это оказывается с ним птичка-Синичка разговаривает.

Обрадовался Кирюша такой помощи, помахал Синичке рукой и стал ждать ключ. Прилетела вскоре птичка-Синичка, отдала мальчику ключ и стала ждать, когда он дверь в царство откроет. Взял Кирилл ключ, а дотянуться до замочной скважины не может.

— Это все потому, что ты картошку совсем не кушал! В ней очень много белка, который помогает вырасти большим и сильным. Сейчас я тебя ей угощу, – пропела Синичка. – Попробуй, это очень вкусно!

Съел мальчик картошку и вдруг стал расти. Вырос и достал до замочной скважины. Открыл дверь и побежал скорее за Синичкой.

Так они добрались до высокой башни. Взбежал Кирилл по лестнице, распахнул тяжелую дверь и увидел свою маму. А его мама так обрадовалась сыну! Обняла, поцеловала и вдруг, все снова закружилось, завертелось и очутились? Медвежонок, Кирюша и его мама в своей квартире. А тут и папа пришел!

С тех самых пор Кирюша кушал все, что готовила мама. Пусть Злюка-Бяка знает, что Кирилл теперь будет большим и сильным, и у него всегда хватит сил придти маме на помощь. Ведь неизвестно, какие испытания могут ждать его снова!

Как Илюша животик кормил (Татьяна Холкина)

Жил-был мальчик. Звали его Илюша. И было ему столько же лет, что и тебе.

Съел Илюша перед обедом конфетку, а тут его мама за стол позвала. Налила ему суп, а Илюша закапризничал:

— Я не голодный, я уже конфетой пообедал!

— Но ты же нагулялся, набегался, тебе хорошо покушать надо, — убеждает его мама.

— Не хочу! — Капризничает Илюша.

И вдруг слышит: кто-то плачет. Оглянулся — никого нет. Кто же это? Прислушался Илюша к себе. А это, оказывается, его животик плачет!

— Что с тобой? — Испугался Илюша. — Кто тебя обидел?

— Вот сижу, жду обеда, а горлышко мне ничего не дает! А я кушать хочу!

Илья горлышко строго спрашивает:

— Ты почему животику кушать не даешь? Он там с голоду умирает!

А горлышко отвечает:

— У меня самого с утра маковой росинки не было! Я тоже голодное! Меня ротик не накормил!

Стал Илюша ротик ругать:

— Ты почему горлышко не кормишь? Из-за него и животик плачет!

А ротик отвечает:

— Ты же, Илюша, суп не ел. И я, ротик, суп не ел. И горлышку ничего не досталось. Поэтому и животик голодный.

— Я же тебе конфетку дал, — возмущается Илюша. — Надо было поделиться!

— Этой конфетки мне одному мало. Разве это еда?! Она во рту растаяла, и нет её. До животика ничего не дошло.

Что же делать? Жалко Илье свой родной животик.

Схватил он ложку и стал суп в рот складывать. Ротик сразу обрадовался, жуёт и горлышко угощает. А горлышко в животик суп отправляет. Илюша всю тарелку супа съел и спрашивает:

— Ну что, животик, наелся?

Нет ещё, — кричит животик. — Второе хочу! Илюша и картошку съел.

— Ну, теперь наелся?

-А компот? — спрашивает животик. Илюша у мамы компот попросил.

А у животика даже сил ответить нет — такой полный. Только булькать может.

— Буль-буль. Спасибо тебе, Илюша, — пробулькал животик. — Вот теперь я наелся. А маме спасибо за вкусный суп!

Илюша маме и говорит:

— Мама, тебе мой животик спасибо сказал!

— Пожалуйста, мои дорогие! — довольно улыбнулась мама.

Почему нужно кушать (Ирина Гурина)

Жила-была девочка Настенька. Она очень не любила кушать.

— Смотри, какая вкусная кашка, — говорила ей бабушка. — Съешь хоть ложечку. Ты только попробуй — тебе обязательно понравится.

Но Настенька только крепко сжимала губы и мотала головой.

— Скушай творожок, — уговаривал Настеньку дедушка. — Он очень вкусный и полезный.

Но и творожок она есть не хотела.

— Смотри, какой вкусный супчик, — говорила мама. — Посмотри только, какой он красивый! Там красная морковка, зелёный горошек, белая картошечка!

— Не буду! – кричала Настенька и убегала из кухни.

День шел за днем. Как-то пошла Настенька с подружками гулять. Решили они покататься с горки. А на горку вела высокая лесенка. Подружки топ-топ-топ и поднялись на самую вершину, а Настенька стоит внизу и расстраивается:

— Вон вы все какие большие да сильные! А почему же я такая маленькая? На ступеньки мне не подняться, за перильца не удержаться, с горки не покататься!

— И правда! — удивились подружки. — Что же ты такая маленькая?

— Не знаю, — расстроилась Настенька и пошла домой. Заходит она в дом, раздевается, а слезки так и капают: кап да кап, кап да кап. Вдруг слышит она шёпот.

Зашла Настенька в свою комнату. Нет никого, тихо. Зашла к бабушке с дедушкой. Тоже пусто. Заглянула она в комнату к родителям — и там никого.

— Ничего не понимаю, — пожала плечами девочка. — Кто же шепчется?

Прокралась она на цыпочках к кухне. Приоткрыла дверь — шёпот стал громче. На стуле пусто, в углах пусто. Только на столе стоит тарелка супа.

Ой, — удивилась Настенька, — да это же овощи разговаривают!

— Я тут самая главная, — сердилась морковь. — Во мне есть витамин А — это самый главный витамин. Он помогает детям расти. А ещё тот, кто ест витамин А, хорошо видит, почти как орёл. Без меня нельзя!

— Нет, мы! Нет, мы главные! — подпрыгивали горошинки. — В зеленом горохе тоже есть витамин А. И нас больше, значит, мы главнее! И вообще, в нас ещё и витамин В есть!

— Во мне тоже есть витамин В. Я же не хвастаюсь, — проворчало мясо. — Во мне вообще много всяких витаминов, которые нужны, чтобы хорошо работало сердечко и чтобы зубки и десны были здоровыми.

— А во мне витамин С, — подпрыгнула картошка. — Он важнее всех остальных. Кто ест витамин С, тот не простужается!

Тут они закричали все хором и чуть не подрались. Большая столовая ложка, тихо дремавшая рядом с тарелкой, поднялась, шлепнула по бульону и сказала:

— Хватит спорить! Вот услышит Настя про то, что суп волшебный и что тот, кто хорошо кушает, быстро растёт и не болеет, обрадуется и съест Вас всех вместе с витаминами!

— А я слышала, слышала! — закричала Настенька, вбегая в кухню. — Я очень хочу вырасти и кататься с горки вместе со всеми! Взяла она ложку и съела суп.

С тех пор Настенька хорошо кушала каждый день. Вскоре она выросла и даже стала выше подружек!

Сказка для детей, которые плохо кушают (Митлина Мария)

Сказка для девочки Вики, у которой ложка тяжелая,

и для мальчика Егора, который не умеет себя вести за столом и для всех остальных детей. Педагогическая.

Жила-была девочка Маша. Маша очень не любила есть кашу. И суп. И котлеты. Сама. А когда мама Машу кормила, то Маша все ела. Ну и что, — подумаете вы, — наверное, это была очень маленькая девочка. Конечно, если бы Маша была очень маленькой, то ничего удивительного не было бы в том, что мама кормит её с ложечки. Но наша Маша была вовсе не маленькая, а уже совсем большая. Ей было три года с половиной, даже почти четыре.

И вот в одно прекрасное утро, когда мама как обычно сидела за столом с Машей и уговаривала её съесть ложечку очень вкусной и сладкой манной каши за любимого папу, Маша вдруг превратилась в маленькую-премаленькую девочку.

– Ой! – сказала мама удивленно. – Маша, какая ты стала маленькая! Совсем крошка. Теперь, чтобы тебя кормить, мне придется достать твой старый детский стульчик. И мама полезла в шкаф за Машиным стульчиком. Когда мама открыла дверцы шкафа, то на самой верхней полке Маша увидела коробочку с шоколадными конфетами, которую мама от Маши спрятала.

Захотела Машенька попросить у мамы конфетку, а не может, говорить-то она разучилась! Вместо слов какие-то непонятные звуки получаются: мя-мя-мя и дя-дя-дя. Смотрит мама на Машу, а разобрать не может, что её любимая доченька говорит.

– Машенька, ты кушать хочешь? Сейчас, сейчас я твой стульчик найду, и мы кашку доедим.

– Да? Да! Да! – радуется мама. Какая же ты у меня Маша умница, такая маленькая, а все понимаешь и маму слушаешь. Да, сейчас кашку поедим. А вот и стульчик!

Расплакалась Маша, так ей грустно стало, что мама её не понимает и конфету не дает. А мама продолжает:

– Ну что же ты плачешь, маленькая, ну потерпи немножко! Вот, видишь, я достала уже твой стульчик, вот, садись!

– Не! Не! – кричит Маша. – Не хочу маленькой быть! – это она опять большой стала.

– Мама, – говорит Маша, – я сама теперь есть буду! Я уже большая.

Обрадовалась мама, дала Маше ложку в руки:

– Держи, доченька, кушай!

Взяла Маша ложку, крутит её в руках, вертит. Такая ложка большая, блестящая. Смотрит Маша на ложку, смотрит и говорит:

– Мама, как же я буду этой ложкой кашу есть? Она ведь тяжелая!

Услышала ложка, что Маша не хочет ею кушать и … обиделась!

Мама говорит Маше:

– Давай другую ложку поищем для тебя, легкую.

И только они отвернулись, как ложка прыг со стола и убежала! Мама к ящику подошла, где все столовые приборы лежали, открыла его, а там пусто! Ни одной ложки, ни одной вилки нет! Они тоже на Машу обиделись, что она ими есть не хотела, и тоже убежали.

– Ой, – говорит Маша, – а как же я буду кашу доедать? Придется мне ручками её есть. Стала Маша кашу руками есть.

Каша липкая, руки у Маши грязные стали, а что делать? Ложек-то ведь нет. Ест Маша, ест… и чувствует, что нос у неё зачесался и расти стал… А руки в маленькие копытца превращаться. Поняла Маша, что если она руками есть не перестанет, то превратится в поросеночка. Пошла Маша, пока не поздно, руки помыла. Сидит за столом и думает:

«Нет, языком я тоже есть не буду, а то вдруг еще в кошку превращусь. Или в собаку».

– Придется нам доченька идти в магазин и покупать новые ложки и вилки.

Оделись мама с дочкой, и пошли в магазин «Посуда», где посуду продают: тарелки, кружки, кастрюли и вилки с ложками. Заходят они в магазин, спрашивают у продавца:

– А ложки у вас есть?

– Конечно, отвечает продавец, – есть. Вот здесь они у нас лежат, смотрите. Подошли они к полке со столовыми приборами, то есть ложками и вилками, а она пустая! Это ложки и вилки испугались, что их Маша заберет и все убежали.

– Странно,– удивился продавец. – Куда же все ложки и вилки подевались?

Стал он на других полках искать. Весь магазин обыскал – ничего не нашел. Пришлось маме и Маше идти домой и ложится спать голодными.

Лежат они в кроватках, а Маша маме и говорит:

– Мамочка, если ложки вернуться, я больше никогда не скажу, что они тяжелые, я сама буду есть.

Утром Маша проснулась, смотрит, опять все ложки на своем месте лежат, в ящике. И вилки тоже. Это они услышали, что Маша маме перед сном говорила, пожалели её и решили назад возвратиться.

Обрадовалась Маша! Разбудила маму, показала ей, что все ложки вернулись. Мама тоже очень обрадовалась и стала кашу варить на завтрак. Сварила она вкусную-вкусную кашу – геркулесовую – и зовет Машу завтракать.

Села Маша за стол, ложку в руки взяла, съела одну ложечку каши, сидит, ложкой вертит, в окошко смотрит. Вместо того чтобы кашу есть, думает, какое на улице солнышко яркое и как там сейчас гулять хорошо. Мама говорит:

А сама на столе из кружки и тарелки башню строит.

– Маша, ешь! – сердится мама.

– Я ем! – отвечает Маша.

И еще маааленькую ложечку себе в рот кладет. Вдруг Маша услышала, что в другой комнате, где телевизор был включен, мультики начинаются. Маша встала из-за стола и побежала мультики смотреть.

– Маша, садись за стол, кашу доедай!

А Маша маме отвечает:

– Сейчас, мамочка, я только одну минуточку посмотрю, и приду.

Обиделась каша на Машу, и пока Маша мультики смотрела, убежала из тарелки. Кончились мультики, Маша на кухню пришла, смотрит, а каши в тарелке нет!

– Мама, где же моя каша? – спрашивает она у мамы.

– Не знаю, дочка, – отвечает мама.

Стали они кашу искать, нигде нет каши – ни на столе, ни под столом, ни в кастрюле.

– Ну и ладно, – подумала Маша, – подумаешь, кашу не поела. Это же не конфетки, а всего лишь каша. И убежала играть и телевизор смотреть.

А мама вздохнула и стала суп варить. На обед.

Сварила мама суп, зовет Машу обедать. Пришла Маша, села за стол. Взяла ложку в руки, суп есть. Ложку съела, и сидит, в окошко смотрит и ногами под столом болтает.

– Я ем, ем, – отвечает Маша.

А сама ложкой по тарелке стучит.

– Маша, ешь! – опять мама сердится.

– Ем я! – отвечает Маша.

И вдруг у неё с ноги тапок соскочил, пока она ногами болтала. Полезла Маша под стол, тапок поднимать, а суп взял и убежал из машиной тарелки. Искали–искали Маша с мамой суп, не нашли. Осталась Маша без обеда. Но она не расстроилась, а побежала с куклами играть. А мама только вздохнула грустно.

И так целых три дня Маша ничего не ела – сядет она за стол, а когда от тарелки отвернется, сразу от неё еда убегает. Проснулась Маша через три дня и поняла, что заболела. Живот у неё очень сильно болит. И не может она с кровати встать. Испугалась Маша, хотела маму позвать – даже крикнуть не смогла, еле слышно прошептала:

Но мама услышала и прибежала к Маше.

– Доченька, что с тобой?

А Маша ответить ничего не может. Лежит она, даже руку не может поднять, совсем у неё сил не осталось.

Испугалась мама и стала скорую вызывать.

Приехал дядя врач в белом халате, прошел в комнату к Маше, посмотрел её и говорит:

– Так. Все понятно. Вашу девочку надо срочно кормить. Есть у вас какая-нибудь еда.

Мама головой кивнула:

– Конечно, есть, я вот только что кашу сварила. На завтрак. Только доктор, от моей дочки почему-то вся еда убегает.

– Еда убегает, – отвечает доктор, – от того, кто за столом отвлекается все время. Несите кашу, будем вашей девочке зонд вставлять и через зонд кормить, чтобы каша убежать не успела.

И достал такую длинную трубку, через которую каша будет прямо в живот попадать.

Испугалась Маша. Еле-еле слышно прошептала:

– Не надо мне зонд! Я сама есть буду.

Собрала Маша последние силы, села и съела всю кашу, которую мама принесла. И почувствовала, что уже она может не только сидеть, но и встать может, и опять может бегать и играть. И живот у Маши сразу болеть перестал. Кричит Маша радостная:

– Ура, мамочка! Положи мне скорее еще добавки!

Положила мама Маше добавки и Маша быстро всю добавку съела не отвлекаясь.

И с тех пор стала Маша очень хорошо есть. Сама. И за столом баловаться перестала, потому что знает, что если отвлекаться за столом, то еда может убежать. А без еды заболеть можно очень сильно.

А когда Маша чуть-чуть подросла, то мама научила её готовить – и кашу, и суп, и даже котлеты! И теперь мама и Маша вместе делают завтрак, и обед, и ужин. А папа и мама Машу хвалят, и едят с удовольствием все, что Машенька готовит. Знает Маша теперь, как это приятно, когда то, что ты готовишь, другие с удовольствием едят. И поняла, как обидно маме было, и грустно, и больно, когда Маша её еду есть не хотела.

А еще папа (только это по секрету) говорит, что у Маши даже вкуснее чем у мамы получается.

merypoppins.com


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.