Отношения, психология, жизненные ситуации

Статья: Хорошо когда высокая самооценка

Незаметная высокая САМООЦЕНКА

Когда мы говорим о человеке с высокой самооценкой, возникает образ раскрепощенного, уверенного, свободно выражающего себя человека. Но люди бывают сложнее и противоречивее в своих внутренних ощущениях и самовыражении.

Человек с высокой самооценкой, которую никто не замечает

Жила-была девочка, она была единственным ребенком в семье, и до 5 лет ее воспитывала бабушка, пока родители были на работе. Воспитание, в основном, сводилось, к регулярному кормлению, и обеспечению чистоты одежды и тела девочки.

Бабушка была уже старенькая, ее хватало только на быт. Девочка очень скучала по родителям, но они очень много работали, и забирали от бабушки ее только на выходные. И в эту долгую неделю без родителей, когда бабушка днем спала, девочка уходила в другую комнату, расставляла свои игрушки.

В куклы играть она не любила, а любила играть с игрушечными зверями. Она придумывала про них разные истории, дружила с ними, ссорилась и мирилась, завоевывала вместе с ними королевства, летала на разные планеты. Она и ее зверушки все между собой все очень нежно любили друг друга.

Когда ее забирали родители, мама также, как и бабушка, занималась бытом, а отец гулял с ней, и очень много фотографировал. Девочке нравилось смотреть на свое отражение в зеркале, и на свои фотографии.

“Раз папа меня так много фотографирует, значит, я красивая” – так решила девочка. А потом, когда ей исполнилось 5 лет, родители решили, что ей надо перед школой немного посоциолизироваться с детьми, и отдали в детский сад, опять же, рядом с домом бабушки, чтобы, если что, бабушка могла бы подскочить, забрать, вытереть нос. Да мало ли что в детском саду может случиться. Там другие дети, много инфекций, вдруг температура повысится.

И пришла девочка к другим детям, да не ко двору им пришлась. Цвет ее платьев им не понравился, да и то, что бабушка ее одевала и раздевала, бегала без конца к ней, вызывало насмешки. К другим-то не бегали, и одеваться-раздеваться не помогали.

Раньше девочке так было хорошо в своем мире, который был в ее голове. Там никогда не стояло вопросов о том, как себя преподнести, как донести свои мысли, как установить контакт, потому что все ее приключения и отношения с ее друзьями- зверушками, суть она сама, плод ее воображения. Хотя они и ссорились, но эти ссоры были сладки, и она никогда не сомневалась в любви своих зверей к себе.

А реальным детям надо что-то говорить, как-то к ним подстраиваться, и удивительно то, что они далеко не все настроены доброжелательно к тебе. Оказывается, надо находить способы устанавливать контакт и добиваться симпатий, и это как-то надо уметь делать. А некоторые еще стали высмеивать ее за цвет ее платьев…

Она не знала, что делать, замыкалась в себе, пыталась уходить в свой мир наяву, играть одна, как привыкла, за что над ней еще больше потешались… И однажды она поверила… Нет, не в то, что ее цвет ее платьев неправильный, и поэтому она некрасива, а в то, что дети, по непонятным ей причинам, не замечают ни ее красоты, ни красоты ее платьев, у них какая-то другая система. И еще, она всех раздражает, и никому неинтересна, и не нужна.

Но был один мальчик, которого не раздражал цвет ее платьев. И они подружились, и стали вместе собирать осколки бутылок, представляя их самоцветами, внутри которых живут джины, которые исполняют все желания. Они могли долго валяться на сугробе, смотреть на искрящийся снег и представлять, как они улетели на прекрасную планету, где все дружат и помогают друг другу.

Видимо, склонность тоже у мальчика была к фантазиям. Родственная душа. И так девочка впервые почувствовала, как это прекрасно, когда твое самое сокровенное можно разделить с другим человеком. И насколько это качественно другая жизнь, когда у тебя есть друг.

Однажды она заболела ангиной, и не ходила в сад. В это время, вся группа решила их рассорить. Над ее другом, мальчиком стали глумиться, что он дружит с девочкой, которая носит платья таких ужасных всех оттенков красного, и если он будет продолжать дружить с этой девочкой,с ним тоже все не будут дружить, и даже здороваться.

И сдался мальчик. Когда она вернулась после болезни, отношениям был конец. И решила девочка, что больше никогда ни с кем не будет дружить, потому что терять друга слишком больно, и лучше бы его вообще никогда не было.

Потом она пошла в школу, к счастью, там была у всех одинаковая форма, но зато бабушка ей пришивала к ней затейливые воротнички, и ее одноклассники всегда смеялись над этими воротничками. Она привычно жила в своем мире, ни к кому не приближаясь.

Но учиться ей было интересно. И была у нее одна одноклассница, которая вообще любила со всеми дружить, и ей было все равно, какой у человека воротничок на платье. Просто была очень коммуникабельная девочка.

Так вот, она стала приходить в гости к нашей героине. Последняя вела себя небрежно, стараясь оттолкнуть от себя непрошеную гостью. Но постепенно она доверилась этой однокласснице, потому что, как бы не было страшно, это абсолютно другая жизнь, когда у тебя есть хотя бы один друг.

А потом, дальше – больше. Появились и другие друзья. И пошла она однажды на школьную дискотеку. Дресс-код для девочек был – красивое платье. У нее было любимое красное платье с белыми рюшечками, она уже давно из него выросла, но ее бабушка каждый год надставляла его по мере ее роста. Она его очень любила, и себя любила в нем, казалась себе королевой красоты.

И вот пришла она на дискотеку, а остальные одноклассники, которые не были ее друзьями, стали потешаться над ней. И платье старомодное, и надставлено смешной тканью не в цвет, и вообще таких платьев нормальные люди не носят.

Девочка удивилась, как такое вообще может быть? Она смотрит в зеркало, и видит красоту, а все остальные говорят, что это уродливо… Как ни странно было остальным, нашелся даже мальчик, который пригласил ее на танец. “Я раздражаю людей, они не видят моей красоты” – так решила девочка.

Так вот, ее внутренней стойкости можно только позавидовать. Она не решила, что она урод, и платье у нее просто недопустимо старомодное, и в нем она как белая ворона.

Она решила, что люди странные, злые, не любят ее. Кроме ее друзей. Если бы она решила, что она, действительно, урод, то речь шла бы о заниженной самооценке. А если она решила, что что-то не так с людьми, то с самооценкой-то все в порядке, более чем.

Но по дальнейшим проявлениям, выглядит она и проявляет себя, как человек с заниженной самооценкой, потому что боится снова быть “девочкой для битья”, белой вороной.

Потому что безопасно дружить только с теми, кто долго добивался контакта с тобой, и точно в тебе заинтересован. Безопасно рассказывать мысли людям, которые точно к тебе расположены.

Инициативу в отношениях проявлять, или как-то показывать себя – опасно. Заклюют. Кстати, то, что ты выглядишь, как человек с заниженной самооценкой, это еще и выгодно.

Если ты выглядишь, как человек с заниженной самооценкой, то от тебя никто не ждет многого, а однажды ты возьмешь, соберешься и всех удивишь, если, конечно, преодолеешь привычный стереотип поведения, что очень непросто..

И в конфликты ты никогда не вступаешь, зачем надрывать горло и получать тумаки, если можно тихо сделать свои выводы, и молчать. Хорошей девочкой прослывешь для учителей.

В более безопасном обществе можно и заявить, театрально заламывая руки: “Я не люблю себя”. И найдутся друзья, а позже и заинтересованные мужчины, которые бросятся утешать, и рассказывать, чем же ты так прекрасна, и как же может столь очаровательное талантливое всячески распрекрасное создание не любить себя.

И можно продолжать в своем мире быть завоевателем ничего не подозревающего человечества. Раз не попробовала, значит, и не провалилась, а значит, все впереди.

Другое дело, что обслуживать нереализованные фантазии – энергозатратное мероприятие. В детстве фантазии достаточно, в более зрелом возрасте, могут потребоваться более сильные средства, вплоть до алкогольной или игровой зависимости.

Да и противные злые люди вокруг, кроме пары-тройки гениальных друзей, которые единственные, смогли оценить такого человека по достоинству, нет-нет да и попытаются отправить его в место, недостойное его талантов. Не нравятся им люди, которые молчат, не проявляют себя, не высказывают свою позицию. Подозрительны такие люди. “В тихом омуте черти водятся”.

Да и фоновое недовольство и вечное ожидание нападения чувствуется ими. А чем грешным слыть, лучше грешным быть. И пытаются они расшевелить таких людей разными провокациями, чтобы посмотреть, что там за молчанием кроется.

Героине нашей, по-хорошему, понаблюдать бы за детьми, как они знакомятся друг с другом, как приглашают друг друга в игру, какую одежду на дискотеку одевают. То, что у тебя есть друзья, которые тебя принимают вопреки каким-то твоим особенностям, замечательно.

Но почему бы не изучить некоторые вопросы социализации, и все? Одежда, мимика, то, что мы говорим, или, наоборот, то, что мы не говорим, формирует социальный посыл, хотим мы этого или нет.

И в грезах необходимо навести порядок. Неужели так необходимо покорить Эверест? Зачем? Если ответ есть, отличный от “доказать всем, что я-супергерой”, прекрасно.

Давайте для тренировки сходим на занятия на скалодром, и посмотрим, а так ли это прекрасно и увлекательно. Если да, отлично. Но если это просто фантазия, и на скалодроме не так увлекательно, или перед ним еще нужен еще один реальный промежуточный шаг – повисеть на турнике, и начать подтягиваться не менее 10 раз, хорошо, тогда, сначала турник.

Нельзя, невозможно, вредно, чтобы фантазии долгое время оставались без подкрепления действиями. Гармония в том, чтобы желания соответствовали возможностям, а самооценка была адекватной, чтобы уметь раскрываться и предъявлять себя этому миру, при этом не уходя в мир грез, когда реальность сильно расходится с притязаниями.

Высокие цели – отлично. Но к ним должна прилагаться неистребимая несгибаемая воля, и очень много труда, и повышение эмоционального интеллекта, который позволяет быть понятым и принятым обществом. Последнее важно, потому что одному человеку сложно сделать хоть сколько-нибудь значимый проект, к которому его зовет его незаметная высокая самооценка.

А есть ли в Вашем окружении такие люди? Присмотритесь.

www.kefline.ru

САМООЦЕНКА: НИЗКАЯ, ВЫСОКАЯ ИЛИ… НИКАКАЯ?

Как определить, что такое самооценка? В свое время известный психолог Уильям Джеймс вывел формулу самооценки, представив ее в виде дроби, в числителе которой находится успех, а в знаменателе — ожидания, внутренние требования, притязания. Соответственно, чем выше требования к себе, тем больших успехов нужно добиваться, чтобы чувствовать себя хорошо. В свою очередь, снижение уровня притязаний может снизить зависимость от успеха.

Само слово «самооценка» отсылает нас к теме оценивания себя. Это оценивание, как правило, носит условный характер, то есть зависит от видимых достижений. Оно уходит корнями в природу так называемой условной любви, предъявляемой ребенку с детства. Заниженная или завышенная самооценка — две стороны одной медали, свидетельствующие о сильной зависимости от внешних оценок и приводящие к формированию у человека невроза. И даже если самооценка «нормальная», можно обнаружить значимое переживание «достаточно ли я хорош?», так как имеет место дефицит ценности себя.

Фокус внимания на себе, модель оценочного отношения к себе, а значит, такого же оценочного отношения к другим и, соответственно, переживания по поводу того, как меня оценивают другие, — неизбежные спутники полюса самооценки, где все друг друга как-то оценивают. Другой человек становится важен не сам по себе, а через призму того, как он ко мне относится (как меня оценивает), выполняемое дело становится ценным прямо пропорционально тому, поднимает ли оно мою самооценку и т.п.

В некотором смысле можно сказать, что низкой и высокой самооценке противоположна не высокая или низкая соответственно, а «никакая» самооценка, когда мы в принципе уходим от идеи оценивания себя к безусловному принятию и ощущению самоценности. То есть оппозицией становятся не низкая и высокая самооценка, а самооценка, где есть оценивание, с одной стороны, и самоценность, где есть безоценочное принятие, с другой.

Психолог Ольга Красникова так говорит о самоценности: «Самоценность — это ощущение ценности собственной личности, собственной жизни, причем это ощущение не связано с достижениями человека, это безусловная ценность души живой. Это безусловная ценность личности, созданной Богом. Это не то, что человек должен добиваться или каким-то образом заслуживать. Самоценность — это то, что дано человеку изначально и не зависит ни от каких условий». Вслед за выдающимся психотерапевтом Вирджинией Сатир мы можем сказать, что если человек восстановит ощущение собственной ценности, то он сможет разрешить большинство проблем в собственной жизни, ведь многие из них имеют корни именно в дефиците ценности себя — хотя это не всегда осознается.

Один из самых ярких примеров проблем подобного рода — отношения человека с другими людьми. Дефицит самоценности затрудняет возможность отношений любви как отношений, в которых есть безусловная ценность другого человека самого по себе. Иными словами, можно сказать, что пока не полюбишь себя, не примешь себя таким, какой ты есть, не сможешь полюбить других.

Когда больная самооценка — добродетель

Еще одной важной стороной человеческой жизни, на которую сильно влияет искаженная самооценка, являются отношения человека с Богом, духовная жизнь личности. Среди христиан, не так давно пришедших в Церковь, сложилось убеждение, что верующему любить себя — грех, а плохо думать о себе — хорошо. Это убеждение опирается на значимое для христианской традиции понятие смирения. Но насколько верна подобная интерпретация понятия «смирение»? Не является ли оно ошибочным? Попробуем разобраться.

По отношению практически к любой проблеме в себе или своей жизни человек может занять одну из двух противоположных позиций: либо признать, что проблема есть, либо считать, что ее нет, все в порядке, более того, то, что с ним происходит — хорошо, полезно, благо. Первый путь может иметь ряд не очень приятных последствий: если проблема есть, то придется искать способы ее решения, что-то менять, а это может быть трудно и страшно, придется жить с этим признанием проблемы, и это может быть достаточно болезненно, может ударить по самооценке. Куда приятнее думать, что у тебя все хорошо. Благодаря механизмам психологических защит (вытеснение, сопротивление) человеку может быть трудно увидеть некую правду о себе. И тогда очень удобно переназвать то, что с тобой происходит, ценностно окрашенными словами из социально одобряемого дискурса. В этом случае мы будем иметь дело с феноменом подмены — убежденности в истинности своих искаженных представлений.

На мой взгляд, именно это происходит с христианами, когда они начинают мыслить о собственной низкой самооценке как о смирении. В таком случае низкая самооценка переходит из разряда психологических проблем в разряд важнейших христианских добродетелей, с которой надо не что-то делать, а за которую надо благодарить как за ценный дар.

Восприятие избирательно. Церковное наследие богато и многообразно: в нем есть слова как о греховности человека, так и о великой и неисчерпаемой милости Божией к нему. Человеку с дефицитом ценности себя достаточно легко и выгодно сфокусироваться на таких текстах святых отцов и других авторитетных авторов, где о человеке говорится как о сосуде греха, полном болезненных страстей, и игнорировать тексты, где говорится о милосердии и любви Бога к человеку.

А раз человек таков, то ему нельзя доверять, потому что все в нем искажено грехом и имеет страстную природу, все — тьма, и нет в человеке никакого света. Такая позиция может легко интериоризироваться (присваиваться, переходить из внешнего во внутренний план), так как соответствует самоощущению. Таким образом дефицит самоценности трансформируется в подмену, когда верующий переназывает имеющиеся у себя проявления болезненной самооценки «смирением» и находит «подтверждение» правильности своего убеждения в авторитетных текстах. Логика верующего здесь примерно такова: если уж святые видели бесчисленность своих грехов и считали себя великими грешниками, то раз я чувствую себя хуже всех, ничтожеством, то я на правильном духовном пути, ведь тем самым я подражаю святым в смирении и самоуничижении.

Психологические выгоды такой подмены связаны с успокоением, что со мной все хорошо, ведь я на верном духовном пути. Таким парадоксальным образом решается та же психологическая задача улучшения отношения к себе. Иными словами, раньше я мучился, что я такой плохой, а теперь я знаю, что чувствовать себя плохим духовно полезно и правильно, это не невроз, а подражание святым. Качели качнуло в другую сторону: то я был очень плохой, а теперь я, на самом деле, очень хороший, потому что чувствую себя плохим. Хитрый психологический перевертыш, построенный, однако, все на той же модели оценивания себя и не приближающий к самоценности, а в пределе ведущий к усилению личностной невротизации и духовно небезопасный (духовно опытные люди называют этот феномен «самоуничижением паче гордости»).

Может возникнуть вопрос о различении подлинного смирения, того самого, исходя из которого святые говорили о бесчисленности своих грехов (вспомним, к примеру, преподобного Петра Дамаскина, писавшего во второй половине XII века: «Первый признак здравия души есть видение грехов своих, бесчисленных, как песок морской»), и ложного псевдосмирения, подмены, описанной выше.

Трудно однозначно сформулировать критерий, поскольку очень непросто подходить к духовному феномену с психологическим инструментарием. Однако можно сказать, что смирение связано с самоценностью и не приводит к развитию личностной невротизации. Смирение — от слов «мир» и «мера». Смиренного человека можно описать как человека мирного, то есть имеющего мир в душе, и знающего свою меру (видящего свои грехи и слабости), однако не впадающего в отчаяние по этому поводу. Трезвое видение себя (без страха встречи с собой настоящим) сочетается с внутренним спокойствием во многом благодаря диалогическому предстоянию перед Лицом безусловно любящего Ты. Смирение сочетается с безусловным принятием себя и других в противоположность болезненной оценочности, проявляющейся в том числе в осуждении себя и других.

Повторю, для меня как психолога очевидно: то, как я отношусь к себе, я проецирую на отношение к другим людям и к Богу. Опасность дефицита самоценности и описанной выше подмены состоит в том, что она мешает выйти в отношения любви (безусловного принятия) и тем самым затрудняет встречу с Богом. А зацикленность на себе (плохом, на грехах) мешает децентрации, в том числе переносу фокуса с себя на Бога.

Основные психологические причины дефицита ценности себя связаны, в первую очередь, с дефицитом безусловного принятия в детстве. Также можно выделить такие причины, как невротическое чувство вины, непрощение / непринятие себя. Еще один слой причин лежит в поле проблемы идентичности: кто я — исчадие ада, сосуд греха или любимый ребенок Бога?

Мне трудно дать какой-то удовлетворительный ответ на вопрос: что делать, чтобы повысить самоценность, чтобы принять, простить, полюбить себя? Как психолог, я, конечно, могу рекомендовать психотерапию, особенно групповые формы. Из опыта вижу, как люди меняются в процессе терапии, как отношения в группе помогают принимать себя и других.

Легко сказать: полюби себя, прими себя, осознай, что ты драгоценность в глазах Бога — и будет тебе счастье. Это долгий и непростой процесс, а не волевой акт. Однако мы можем просить Бога о Встрече с Его Любовью, можем стараться переносить фокус внимания с себя на Него и на других людей, меньше циклиться на себе, в том числе на своих грехах, стараться искать Свет, а не копаться в своем душевном мусоре бесконечно, тем более, что от наших копаний душа чище не станет.

Можем вспоминать опыт, когда нас кто-то по-настоящему любил: может быть, этого было очень мало в жизни, но если было хоть раз — это уже очень ценно и на это можно опереться. Может быть, это была бабушка, которую я толком и не помню, но знаю, что она меня очень любила и хотела, чтобы я состоялся во всей полноте, желала мне счастья для меня, а не такого, как она считает нужным… Может быть, это был какой-то важный человек, которого я встретил когда-то и который только посмотрел на меня, но это был такой взгляд, который просто поднимает тебя из небытия в бытие, возвышает твое достоинство и вселяет желание жить. Могут быть какие-то крупицы опыта любви — любви безусловной, просто потому, что ты есть — стоит опираться на них в своем отношении к себе.

И, конечно, стоит вглядываться в Христа, вслушиваться в Евангелие, пытаясь отложить свои искаженные представления в сторону и увидеть Его Самого, Его подлинное отношение ко мне, которое, будучи полным бесконечной любви, может исцелять.

bereznjaki.church


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.